Воскресенье,
11 декабря 2016

Наши сообщества

Чернобыльская атомная. Арка все проблемы не накрыла

Четвертый блок ЧАЭС накрыли новым саркофагом. 36-тысячетонный конфайнмент обеспечит миру 100 лет безопасности. Но эксперты предупреждают – это только начало большой работы по преобразованию Чернобыльской зоны и проблем впереди - очень много.

Четвертый блок ЧАЭС накрыли новым безопасным саркофагом / REUTERS
Четвертый блок ЧАЭС накрыли новым безопасным саркофагом / REUTERS

Четвертый блок Чернобыльской атомной станции, авария на котором стала крупнейшей в истории человечества техногенной катастрофой, накрыт новым саркофагом. Строительство объекта началось в 2012 году, само надвижение конфайнмента – а преодолеть огромная махина должна была свыше 300 метров – заняло 15 дней и завершилось 29 ноября. Уникальная в мировой практике подвижная наземная конструкция весом свыше 36 тысяч тонн обеспечит безопасность «радиоактивного могильника» в течение 100 лет.

Произошедшее, пусть и грандиозное, событие – всего лишь один из этапов Плана преобразования зоны отчуждения в экологически чистую территорию, реализация которого финансируется из фонда «Укрытие», созданного в 1997 году по решению стран «Большой семерки» (США, Италия, Германия, Великобритания, Канада, Франция и Япония). Затем идею строительства нового саркофага поддержало мировое сообщество, к ней присоединилось свыше 25 стран. В общей сложности за это время было собрано по нынешнему курсу более 2 млрд евро.

Администратором финансов фонда «Укрытие» стал Европейский банк реконструкции и развития. В 1997 году, когда стартовал проект «Укрытие-2», он оценивался в 550 млн долларов. С учетом времени сумма переросла в 1,5 млрд евро. Остальное из более 2 млрд евро пошло на создание инфраструктуры – на строительство нового хранилища отработавшего ядерного топлива ХОЯТ-2 (сможет вместить более 20 тыс. тонн топливных сборок, выгружаемых из ЧАЭС, срок хранения – 100 лет), по задумке оно должно быть самым крупным в Европе, а также завода по переработке жидких радиоактивных отходов. Конфайнмент, так называемую Арку, построила компания Novarka (консорциум французских строительных компаний Bouygues и Vinci). Сдать в эксплуатацию объект запланировано в ноябре 2017 года – после подключения и запуска всех необходимых систем и полной герметизации. Одновременно с Аркой будет запущено в работу хранилище, по крайней мере так планируют. Завод по переработке жидких радиоактивных отходов в рамках программы по снятию ЧАЭС с эксплуатации действует с 2015 года.

Кстати, на следующий день после завершения надвижения Арки – 30 ноября – исполнилось 30 лет с тех пор, как был сдан в эксплуатацию старый саркофаг, который строился в аварийных авральных условиях, нестабильность его строительных конструкций присутствовала изначально, т.к. работы велись дистанционно и при наличии очень больших доз радиации. Рассчитанный на 10 лет, он выстоял уже втрое больше.

И вот теперь 4-ый блок ЧАЭС накрыт новым конфайнментом. Между тем, ряд экспертов уже поддали его критике. Дескать, проект устаревший, конструкции слабоваты, а его эксплуатация выльется в заоблачные суммы.

Но есть и другое мнение. Его придерживается директор по информационной поддержке Ассоциации «Украинский ядерный форум» Ольга Кошарная, которая считает, что проект уникальный, темпы его реализации впечатляют, и, главное, – он будет герметичным.

«Инженерное решение – изящное. Его построили рекордными темпами. И параметры его уникальны. Считаю, что в сложившейся ситуации – когда не мы музыку заказываем и платим деньги, это – лучший вариант. Четвертый блок ЧАЭС стал более безопасным», - сказала эксперт, добавив, что с новым саркофагом решатся многие проблемы на объекте – пылеподавление, откачка проникающей через крышу старого «Укрытия» воды, которую затем как радиоактивные отходы утилизировали. Но главное, по ее словам, – уменьшится радиационный фон вокруг объекта, а для окружающей среды это – очень важно.

Экс-главный инженер Припятского монтажного управления Виктор Гудым разделяет ее точку зрения: «Арку надвинули – проделана очень сложная и серьезная работа, саркофаг будет теперь герметичным. И внутри можно отныне делать все, что запланировано. Но нужно еще подключить и запустить системы, полностью Арку герметизировать. Работы масса. Но главное – герметизируют объект».

При этом эксперты подчеркивают: новый саркофаг – только 5% от плана преобразования зоны Чернобыльской АЭС. Что делать дальше?

Чернобыльские планы и реалии

Накрытие 4-го блока Чернобыльской атомной станции новым саркофагом – только один из этапов Плана преобразования зоны отчуждения. Он был одобрен Кабмином в 2001 году. По замыслу, после сдачи в эксплуатацию Арки, внутри нее должны быть установлены подъемные краны и прочее оборудование, с помощью которого планируется разобрать старый саркофаг, конструкции которого давно утратили стабильность и несут риск для нового конфайнмента (саркофаг может попросту развалится под Аркой, повредив ее изнутри). Далее нужно извлечь все из «ядерной ямы» - места, где ранее находился реактор, а сейчас лежит груда мусора и сплавленного ядерного топлива, утилизировать все эти радиоактивные и токсичные отходы согласно правилам радиационной безопасности – лишь тогда можно будет спокойно вздохнуть, а зона отчуждения сможет преобразиться.   

Разрушенный 4-ый блок ЧАЭС после аварии 1986 года / pripyt-chaes.ucoz.ru
Разрушенный 4-ый блок ЧАЭС после аварии 1986 года / pripyt-chaes.ucoz.ru

Проект «Укрытие-2» - не самые большие вложения по сравнению с тем, что предстоит сделать. Эксперты оценивают все необходимые работы по очистке территории ЧАЭС в 100 млрд долларов. Понятно, что эти средства будут использованы не за один год, но все равно такая сумма для Украины является неподъемной.

«Украина это одна не потянет, нужно уже сейчас начинать процесс сбора денег», - подчеркнула Кошарная. 

И хотя в мае 2016 года лидеры стран «Большой семерки» подтвердили готовность сотрудничать с Украиной в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, пока, по словам источника, близкого к чернобыльским программам, еще нет никаких конкретных договоренностей о том, как будут финансироваться работы по разборке и извлечению всего того, что представляет собой сейчас 4-й блок ЧАЭС. Причем, возведением нового саркофага над 4-ым блоком заканчивается работа фонда «Укрытие» с администрированием Европейского банка реконструкции и развития.

Таким образом, есть вопросы по поводу реализации других параллельных проектов. Речь идет об инфраструктуре ЧАЭС: ХОЯТ-2, завод по переработке ядерных отходов, хранилище низко- и среднеактивных отходов реализовывались на донорские средства Счета ядерной безопасности. Но план преобразования зоны ЧАЭС подразумевает большую по объему инфраструктуру.

Как пояснила Кошарная, дело в том, что ХОЯТ-2, которое строится возле ЧАЭС, - сухое хранилище отработавшего топлива, предназначено исключительно для тепловыделяющих сборок Чернобыльской станции (из уцелевших реакторов), а не остального радиационного «хлама», который является высокоактивным отходом.

Для последнего, как отметила Кошарная, нужно строить хранилище другого типа – подземное геологическое, в гранитных породах или соляных шахтах.

«Или это шахты в граните, как в Финляндии и Швеции, или соляные копи, как в Германии. То есть, очень глубоко под землей в специальных контейнерах и шахтах. Причем шахты специально оборудуются для контроля процесса. И контейнеры не подлежат извлечению, хороним навечно. А в Украине даже не приступали к выбору площадки. Были дебаты – или в Донбассе в соляных шахтах, или использовать гранитные породы, и пока на этом – все», - рассказала эксперт.

По ее словам, даже если разбирать строительные конструкции разрушенного энергоблока и старого саркофага, то мы получим огромный объем радиоактивных отходов низкой и средней активности. Для их захоронения у нас тоже площадок недостаточно. Это – большая проблема.

И еще один момент: ЧАЭС нужно снимать с эксплуатации – разбирать корпуса 3-х энергоблоков, куда-то все девать. А завод по переработке отходов и хранилище, которые планировались по проекту преобразования, были рассчитаны как раз на это.

«Но главное – нет технических разработок, как из 4-го блока изъять содержимое. Строительные конструкции разобрать можно, но, что делать с топливосодержащими массами – так называемой «слоновой ногой», как пилить эти «отходы»? Люди там работать не могут. Даже за 100 лет радиационный фон внутри практически не уменьшится – там есть плутоний, уран-235, радионуклиды, излучающие нейтроны, у которых период полураспада составляет более 2,5 тысяч лет», - отметила Кошарная.

Часть рухнувшей крыши над 4-ым блоком ЧАЭС, 13 октября 1991 года / livejournal.com
Часть рухнувшей крыши над 4-ым блоком ЧАЭС, 13 октября 1991 года / livejournal.com

Гудым также считает, что сейчас говорить об извлечении – преждевременно, да и хранить радиоактивный «мусор» пока негде.

«Шведские и японские роботы во время аварии не справились – в том радиоактивном поле аккумуляторы выходили из строя. Электроника горела. И энергоблок – это не ровная площадка, там куча помещений. Толстые двери по 15 сантиметров. Все может быть наглухо закрыто, как туда проникать? Процессы там идут, выделяется радиоактивный газ радон, еще много чего происходит. Кроме большого количества топлива, внутри очень много других отходов, графита – порядка полутора тысяч тонн. Причем, то, что изначально расплавилось во время аварии, уже окаменело. Еще есть много трубопроводов, оборудования под старым саркофагом. И все это – радиоактивное. Как и сам старый саркофаг. Где это все хоронить? Работы предстоит еще очень много, затратной, сложной и тяжелой. Для того, чтобы очистить территорию ЧАЭС, потребуется очень много лет, возможно, и все сто. Конечно, нужно снимать с эксплуатации ЧАЭС и «вычистить» четвертый блок, но сколько это займет времени – науке пока неизвестно», - подытожил эксперт.

Вот и получается, что пафосно поданная Арка – только начало пути, и неизвестно, когда мы придем к финишу. Но понятно одно – Украине необходимо уже сейчас решать на международном уровне вопрос преобразования Чернобыльской площадки, вопрос финансирования этого проекта. Иначе зона еще не одно столетие останется радиоактивным могильником, не дающим спокойно жить. А зеленую лужайку в этом красивейшем районе Полесья будут видеть разве что во снах даже наши праправнуки.

Нана Черная (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение