Война сделала территорию Донбасса практически не пригодной для проживания / Фото УНИАН

Мины вместо пшеницы: как спасти от катастрофы загрязненные земли Донбасса

Земля Донбасса, насквозь прошитая минами и снарядами, отравленная взрывными газами и шахтными водами, уже через несколько лет рискует стать «мертвой». Но эксперты уверяют – спасти ее можно, если государство не будет бездействовать.

 Война сделала территорию Донбасса практически не пригодной для проживания / Фото УНИАН

В Украине полным ходом идет посевная кампания. На полях вовсю кипит работа. Эксперты уже пророчат очередной рекордный урожай. Но все это не про Донбасс. Земля на востоке страны, которую четыре года российский агрессор фарширует минами и снарядами, травит взрывными газами и шахтными водами, уже сегодня практически не пригодна для проживания. А через несколько лет, по утверждению специалистов, и вовсе может стать «мертвой». УНИАН разбирался, как избежать экологической катастрофы, сделать все необходимое для предотвращения нависшей угрозы. 

Поля Донбасса: вместо пшеницы мины

Одна из главных проблем донбасских полей - минирование. По данным Минобороны, на территории Донецкой и Луганской областей, подконтрольной Украине, минами и взрывоопасными предметами поражены около 7 тысяч квадратных километров. На сегодняшний день очистить удалось только порядка 25 гектаров сельхозземель. Статистика ужасающая, особенно с учетом исследований экспертов ООН. По их расчетам, год войны – это десять лет разминирования. То есть, если даже война закончится сейчас, Украине предстоит в течение 40 лет приводить земли востока в порядок, сызнова возвращать им плодородие. 

Содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Михаил Пашков успокаивает: «Это - условные данные, ООН несколько образно их приводит. Все зависит от частоты обстрелов и минирования, рельефа местности и от того, чем минируют. То есть, от того, как российские оккупанты напичкали минами наши семь тысяч квадратных километров. По некоторым оценкам, для очистки донбасской земли потребуется 10-15 лет, но правда, миллиардное финансирование». По его мнению, самостоятельно Украине с этой проблемой не справиться, нужна будет международная помощь.   

Начальник Центра гуманитарного разминирования госпредприятия «Укроборонсервис» Юрий Колесник рассказал, что сроки зависят сугубо от организации работ - если все сделать правильно, то очистка территории в 5 гектаров может занять всего 2-3 месяца. Но сначала нужно обследовать площади. С учетом объемов заминирования, стоимость «рентгена» одного квадратного метра составит примерно 10 центов, разминирования – 1 доллар. Речь идет о минных полях, где глубина работ - на уровне 20 сантиметров, чего достаточно для пахоты. Что касается территории боевых действий, где применялись минометные мины, артиллерийские боеприпасы, то зачищать придется более метра в глубину. Это будет стоить немного дороже и времени займет несколько больше. Но если грамотно организовать процесс, то разминирование не займет десятки лет.  

«Все зависит от того, насколько организованно будет решаться вопрос очистки земель. Чтобы жители Донбасса могли жить безопасно на этой территории, чтобы могли сеять, сажать вишни, нужен системный подход к возрождению пропитанных войной территорий», - отметил эксперт.

По его словам, Украине в этом вопросе не нужно придумывать велосипед. Сейчас ситуацию на Донбассе многие эксперты сравнивают с Хорватией, которая 20 лет назад пережила войну. По очистке земель именно ее опыт можно ставить в пример Украине.

Сейчас ситуацию на Донбассе многие эксперты сравнивают с Хорватией, которая 20 лет назад пережила войну / REUTERS

«Очень правильно в Хорватии был решен вопрос. Правительством был создан национальный орган по образцу комиссии, которая курировала данный вопрос. Под ее управлением был создан Центр противоминной деятельности CROMAC. Он заключал договоры с центральными фондами, которые напрямую работали с инвесторами в Хорватию. Цепочка следующая: фонд собирает деньги от инвесторов, передает их CROMAC, который отчитывается перед фондом за их использование, он же проводит тендеры на исполнителя работ и контролирует их качество. Затем очищенная земля передается в пользование местным общинам. Ответственным за работы остается CROMAC. Такую модель уже необходимо применять на подконтрольной территории, чтобы работы уже велись», - подчеркнул эксперт.

В Украине подобный механизм, правда, пока только в планах. И хотелось бы, чтобы претворение их в жизнь не занимало месяцы, а то и годы бюрократической волокиты в отечественных ведомствах.

Впрочем, разминирование в Украине все же ведется. Но только в несколько ином виде. Четыре компании, которые субсидируются швейцарским, норвежским, датским, британским фондами, средства в которые перечисляют правительства этих стран, работают по выявлению боеприпасов, обозначают их на карте. Затем наши военнослужащие их уничтожают. Процесс затяжной. Видимо, поэтому и разминировано только 25 гектаров из 7 тысяч квадратных километров. А загвоздка в том, что у компаний нет права уничтожать боеприпасы. Да и денег на ускорение процесса в казне тоже нет. 

«Все упирается в наше законодательство. У нас на законодательном уровне не регламентировано право на разминирование. Именно эта проблема все тормозит. Нам необходим закон, который обозначит, кто у нас являются национальным и рабочим органами в этой сфере. Тогда сможет заработать схема по разминированию территорий. У нас же все происходит по модели Алжира или Ирана. Как и в этих странах, у нас пока все функции возложены на Министерство обороны, но за четыре года так ничего и не сделано для организации разминирования. При этом вся тягость работ ложится на плечи госбюджета, а это значит, что финансирование будет недостаточным, так как у государства много других проблем по восстановлению Донбасса. Нужно привлекать международную помощь и работать по примеру Хорватии», - считает Колесник.

Но усеянные минами и боеприпасами поля - не единственная проблема донбасских земель.  

Экологическая катастрофа: шахтные воды и взрывные газы

На территории Донецкой области из 40 шахт функционирует только половина, остальные либо заброшены, либо затоплены. Последнее их состояние несет особую опасность - шахтная вода, которая представляет собой ничто иное, как химический раствор, с каждым днем все ближе поднимается к поверхности и отравляет грунтовые воды. В результате, поля пропитываются элементами таблицы Менделеева, становясь непригодными для землепользования. И чем дольше не принимаются меры по ликвидации произошедшего, тем страшнее в дальнейшем будет ситуация. Причем коснется это не только Донбасса.

«Считаю, что ситуацию с затоплением шахт следует признать экологической катастрофой, это касается выхода шахтных вод на поверхность. И дело не только в загрязнении сельхозземель. Донбасс – не бильярдный стол, эта территория имеет очень сложный рельеф. Вся шахтная вода потечет по ручейкам в Кальмиус, а потом в Азовское море, или попадет в Азовское море через Северский Донец. По карте от Донецка до Стаханова территория не имеет очевидного большого стока. Значит, эти земли будут загрязнены шахтными водами, причем это самая густонаселенная часть Донбасса. Если не остановить выход шахтных вод, не законсервировать шахты на подконтрольных территориях, чтобы потом знать, что делать на оккупированных землях, то весь регион будет по колено в воде. Восстанавливать в этих районах будет нечего. И те, кто не стал беженцами войны, станут экологическими беженцами. Но и это еще не катастрофа. Катастрофа будет тогда, когда потоки шахтных вод попадут в Азовское море со всем его живым неповторимым разнообразием. Оно будет убито. Считаю, что после Чернобыля, ситуацию с Азовским морем можно будет назвать аналогичной катастрофой», - отметил эколог международной организации «Экология. Прово. Человек» Алексей Василюк.

 Ситуацию с затоплением шахт Донбасса следует признать экологической катастрофой / УНИАН

Кроме того, по его словам, земля Донбасса загрязнена взрывами, вследствие которых множество химических элементов попали в грунт. А что не упало в землю стразу, то распылилось в атмосфере, но затем вернулось в почву кислотными дождями. Причем они могли пройти, к примеру, в Днепропетровской и Кировоградской областях. То есть, загрязнены земли не только Донбасса, но и прилегающих регионов. Сколько могут составить расходы на ликвидацию этих экологических последствий?

«Оценить необходимые вливания для ликвидации экологических последствий войны на Донбассе пока невозможно. К примеру, мы подсчитали, сколько стоит сгоревший лес в оригинальном ландшафтном парке Донецкий кряж, а это только один из 120 пораженных огнем заповедных объектов, - 14 миллиардов гривен. Что касается пахотных земель – ущерб на порядок больше. Думаю, в целом речь идет даже не о миллиардах, а о значительно больших суммах», - сказал эколог. 

В Украине, по его словам, оценкой нанесенного ущерба и конкретным изучением происходящего никто не занимается. А ведь уже сейчас нужно это делать, чтобы понимать, какой вред нанесен земле и лесам, заповедникам, чтобы рассчитать необходимые для спасения региона программы и вливания. И опять проблема в том, что нет специального органа, а он необходим, чтобы по возвращению Донбасса под флаг Украины десять лет не думать над тем, с чего начинать его восстановление.

«Мы с первых месяцев войны, то есть уже четыре года, добиваемся, чтобы при Министерстве экологии и природных ресурсов создали специальное подразделение для курирования темы возрождения земель Донбасса, или должно быть создано новое ведомство, к примеру, Нацагентсво по ликвидации последствий войны на Донбассе. У нас этим никто не занимается, кроме нескольких общественных организаций. Вот и происходит следующее - на бывших территориях Югославии, которые 20 лет назад пережили войну, три миллиона гектар земли вывели из обработки на многолетний период, так как они были заражен продуктами взрывов. А у нас на таких территориях пашут. И никто на это не обращает внимания. Поэтому и нужно, причем на законодательном уровне и с особыми полномочиями, создать специальное экологическое ведомство, которое будет заниматься этой темой», - подчеркнул эколог.

Кроме того, Василюк отмечает, что в Украине нет профессиональных специалистов в этой сфере. Поэтому стоит обратиться за помощью в любую из стран НАТО, где экологические стандарты очень высокие.

«То есть, нам нужен специальный орган с профессиональными сотрудниками, причем он должен активно сотрудничать с Минобороны. Отсутствие такой службы – аномалия. А потом спрашивают – сколько должна будет заплатить Россия за нанесенный экологический ущерб – а кто будет оценивать? Хотя экологический ущерб в разы больше, чем утраченные предприятия и т.д. А время уходит – экологические последствия с каждым последующим днем все тяжелее ликвидировать», - сказал эколог. 

Тема возрождения Донбасса из уст политиков звучит постоянно, принимаются и соответствующие законы. Во главе угла - восстановление мира и экономики региона. Но нельзя поднять экономику востока страны, не очистив обожженную войной землю, которая уже рискует стать «мертвой». А чтобы ее спасти, работа по изучению ситуации и разработке программ выхода из нее уже должна вестись. И для этого нужны профессиональные команды, собранные в специальных ведомствах. И как только настанет завтра – когда война закончится и Донбасс будет возвращен под флаг Украины – специалисты сразу смогут взяться за дело. Для них будет ясно, какие действия нужно предпринять в первую очередь, какие меры самые актуальные. Но государство в течение четырех лет таких ведомств так и не создало. А время не ждет, последствия такого бездействия могут стать катастрофическими.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter