Добыча газа в Украине к 2020 году должна вырастидо 27,5 млрд кубометров / фото УНИАН

​​​​​​​Реальность или фантазии: когда Украина обеспечит себя собственным газом

Правительство продолжает реформировать «газовый» рынок для достижения заветной цели – перейти на голубое топливо собственной добычи к 2020 году. Эксперты шаги Кабмина одобряют, но по поводу их реальной перспективы, особенно в плане самообеспечения газом в заявленные сроки, настроены пессимистически. УНИАН разбирался в ситуации.

Добыча газа в Украине к 2020 году должна вырастидо 27,5 млрд кубометров / фото УНИАН

В Украине с сентября должны заработать очередные новые правила на рынке газодобычи, призванные способствовать достижению стратегической цели, поставленной правительством, - к 2020 году полностью перейти на газ собственной добычи и даже заняться его экспортом. Постановление о нововведениях было принято на заседании Кабмина 26 июля.

«Задача наша абсолютно четкая: открыть все геоданные о недрах, дать возможность на основе прозрачных аукционов приходить украинскому бизнесу, мировому бизнесу, и добывать украинский газ, чтобы мы полностью отказались от импорта», - заявил тогда премьер-министр Владимир Гройсман, подчеркнув, что отказ от импорта газа позволит существенно снизить цены на него внутри страны, причем это будет «системное окончательное снижение цен, которое возможно только тогда, когда мы будем добывать газ в количестве, которое необходимо и населению, и промышленности».

Само постановление до сих пор официально не обнародовано, но его тонкостями с УНИАН поделился участник процесса, исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины Роман Опимах. По его словам, в первую очередь, в документе речь идет об аукционах, которые, наконец-то, станут конкурентными и прозрачными.

Для этого правительство приняло проект временного порядка проведения электронных аукционов, что позволит их осуществлять на площадке «ProZorro» при минимальном подключении к участию в них чиновников. Также принята «Дорожная карта» для стимулирования ускорения проведения аукционов, которая предусматривает алгоритм действия всех ответственных органов, и подготовку к первому международному нефтегазовому аукциону, который запланирован на октябрь этого года: нужно подготовить участки, собрать всю необходимую геоинформацию и т.д. Третий элемент постановления правительства – открытие доступа к геологической информации, причем бесплатный. Речь идет, в основном, о советских геологических отчетах со вторичной обработкой. Но если компания выиграет участок на аукционе, то она компенсирует стоимость геоинформации.

Читайте такжеУдар по коррупции: в Украине вводят электронные аукционы на пользование недрами

На этих реформаторских нововведениях настаивали как участники рынка, так и специалисты отрасли. К этому их подтолкнуло, мягко говоря, удручающее положение в газодобывающей сфере, о чем свидетельствуют статистические данные.

В 2017 году в Украине, по информации «Нафтогаза», в целом было добыто 20,5 млрд кубометров газа, в 2016 - 20,1 млрд. Прирост – минимальный. А по данным «Укртрансгаза», добыча газа в госсекторе за январь-июль 2018 года вообще сократилась на 0,6% - до 11,972 млрд кубометров. И это при том, что, согласно утвержденной Кабинетом министров концепции развития газодобывающей отрасли, к 2020 году добычи газа государственными и частными компании должна вырасти до 27,5 млрд кубометров. То есть, запланированный прирост – 7 миллиардов кубов газа (государственная «Укргазвыдобування» должна к этому времени производить 20,1 млрд куб. м газа в год, частные компании - 7,4 млрд куб. м).

Основная причина происходящего, по мнению чиновников и представителей отрасли, заключается в недобросовестной работе Государственной службы геологии и недр (Госгеонедр). Ведомство с начала текущего года вообще не проводило аукционы на пользование недрами и всячески задерживало выдачу лицензий, в том числе для госкомпании «Укргазвыдобування». Но это только верхушка скандала вокруг Госгеонедр.

По словам генерального прокурора Юрия Луценко, в течение последних четырех лет, Госгеонедр выдало около 700 спецразрешений на пользование недрами, из которых лишь 43 - по результатам проведения аукционов.

Последний громкий скандальный случай - в августе без проведения аукциона Комиссия по вопросам недропользования при Государственной службе геологии и недр согласовала выдачу пяти специальных разрешений на добычу нефти и газа для компании «Ист Юроуп Петролеум» бизнесмена Павла Фукса (в прошлом компания называлась «Голден Деррик», ее связывали с экс-министром энергетики Эдуардом Ставицким).

И завершающий штрих - 3 сентября на взятке в 3 тысячи долларов был задержан первый заместитель главы Госгеонедр Николай Фощий. Генпрокурор Юрий Луценко на своей странице в Facebook написал, что за этой мелкой взяткой на самом деле просматривается глобальная проблема теневых сделок Госгеонедр.

«Взятку первый зам Госгеонедр хотел получить за геологическую информацию. Она всегда продавалась из-под полы. Теперь этот нонсенс нововведениями Кабмина искоренен. Вся информация будет доступна. Газодобытчики смогут ее проанализировать, выбрать нужный участок недр, номинировать его на аукцион, выиграв – вести его разработку и платить налоги. Причем договора должны быть на жестких условиях: к примеру, сколько скважин нужно бурить в год, как интерпретировать все данные, в каких случаях можно участок перепродать – газодобытчик должен нести ответственность. У нас все это давно документально расписано, но не всегда работает. Нужен контроль. В целом все новшества логичны и правильны», - отметил Опимах.

По его словам, открытие геоинформации и введение прозрачных аукционов по предоставлению права на недропользование в совокупности с внедренными весной этого года механизмами – стимулирующая рента для новых газовых скважин, дерегуляция разрешительной системы, децентрализация рентных платежей (теперь 5% ренты компании отчисляют на развитие регионов, где проводится газодобыча, что решает спорные вопросы с местной властью), стабилизационная оговорка – мораторий на поднятие налогов для новых скважин, причем обещано ничего не менять в течение пяти последующих лет,  - дадут свой положительный эффект. Он уже налицо - за первое полугодие количество буровых скважин выросло на 65% по сравнению с прошлым годом.

«Понятно, что скважины не бурятся за один день, данный технологический процесс занимает много времени. В зависимости от региона - до шести месяцев. Но результат роста добычи есть. Причем он стабилен последние четыре месяца. Это радует, по сравнению с негативом на начало года, когда фиксировался спад добычи. И это является результатом тех изменений, которые ввело правительство», - сказал Опимах.

Казалось бы, реформа рынка газодобычи – отличная, и можно в скором времени ожидать ее сногсшибательных результатов. Но, как говорится в сказках, в данном случае – газовой, не тут-то было… 

Планы и реалии: газовые нестыковки

Эксперты не разделяют оптимизм правительства относительно резкого роста газодобычи в Украине (даже несмотря на реформаторские шаги) и по поводу достижения главной цели - обеспечение газом собственной добычи к 2020 году.  

Так, генеральный директор «Укрнаукагеоцентр» Петр Голуб считает, что не нужно делать ставку на новые аукционы, а главной загвоздкой в деле повышения объемов газодобычи будет полное отсутствие геологоразведки в стране.

Читайте такжеВ ожидании чуда: сможет ли Украина слезть с газовой иглы

«Вероятно, правительство не совсем информировано о реальном состоянии дел и перспективах наших недр. Все, наверное, пытаются происходящие приукрасить, поэтому власти и не владеют ситуацией в отношении газодобычи. Главное – нужно заняться геологоразведкой, а сейчас все крутится вокруг добычи, внедрения новых технологий. Это - правильно, и сделать это легко. Но именно геологоразведка определяет перспективы, в результате этой тщательной и скрупулезной работы мы сможем рассчитывать на положительный эффект в будущем. Геологическая отрасль в Украине полностью завалена. Геологоразведочными работами никто не занимается, если даже кто-то что-то и делает, то только на ближайшую перспективу, чтобы получить продукцию сегодня. Ресурсы у Украины огромные, но получение с них продукции остается на виртуальном уровне. Есть, безусловно, запасы реальные, которыми и занимаются ряд государственных и частных компаний, но их хватит всего на 22 года с учетом нынешних темпов добычи – 20,7 миллиарда кубометров. Поэтому нужно возродить геологоразведочную отрасль, или хотя бы отраслевые предприятия. Но никто этим не занимается. У «Нафтогаза» 100 миллиардов прибыли, если бы хоть один миллиард был бы выделен на геологоразведку, то мы бы возобновили работы и можно было бы говорить о какой-то конкретной перспективе, но последние годы на эти цели деньги вообще не выделяются. Конечно, разведка – рискованное дело и затратное. Но по данным геофизиков, мы обладаем запасами 5,6 триллиона кубометров. Необходимо их разведать, это подразумевает подачу на поверхность продукта - газа или нефти. А уж потом участки выставлять на аукционы. Одна буровая стоит 200 миллионов при залегании ресурсов 5-5,5 тысячи метров. Ввиду немалых затрат, частники на это выделять деньги не будут. Нужна государственная программа. Особенно, с учетом огромных запасов сланцевого газа. Но этим никто не занимается. И кто же будет покупать лицензии со старой информацией о недрах на участке? Причем их и так уже раздали огромное количество. На них сидят как собаки на сене – никто ничего не разрабатывает. Поэтому сейчас предложить могут только малоперспективные лицензии.  Нужно идти большим фронтом – предлагать 5-10 лицензий, среди которых есть и перспективные, и нет. Тогда для собственника будет окупаться и разведка, и добыча», - отметил эксперт.  

По его словам, достичь цели правительства - обеспечить себя газом собственной добычи к 2020 году - нереально. Лишь - теоретически. Тот прирост добычи, который мы на сегодня имеем, погоды не делает. «Думаю, в верхах уже это понимают, хоть лозунги и продолжаются. Для этого есть политические нюансы», - сказал Голуб.

Пессимистично настроен и эксперт в сфере геологии, газо- и нефтедобычи Геннадий Кулинич: «Ситуация сложилась сложная. До последнего времени на аукционы выставлялись нерисковые объекты. Теперь все изменилось. Нерисковые площади все разбурены, все участки, где можно было легко брать ресурсы, разобраны. А все, что осталось, и будут выставлять на аукционы – рисковые объекты, с большими глубинными залеганиями, небольшие по размеру площади, требующие поискового бурения. То есть, я бы не ожидал на аукционах интересных и выгодных предложений. Вряд ли рисковые объекты заинтересуют крупных инвесторов. Так было и с Shell, и с Chevron. Обе компании ушли, и дело не только в политической ситуации в стране, войне на Донбассе. Им были выделены серьезные площади под добычу сланцевого газа, в том числе и традиционного природного. Но они посчитали, что такие мелкие масштабы добычи и при этом «тяжелые» ресурсы в плане разведки и поднятия на верха – не их бизнес. Я пессимист. В достижение цели – к 2020 году обеспечить страну газом собственной добычи - не верю. Если останемся на сегодняшнем уровне добычи, или хотя бы с приростом в 5-7%, то уже будет хорошо. Даже чтобы поддерживать добычу на этом уровне нужны немалые деньги. Поэтому не стоит даже мечтать, что будут вкладывать средства в рисковые объекты, что требует огромных ресурсов».

Опимах разделяет точку зрения экспертов. Он согласен, что свободных лакомых кусочков газового пирога, уже разработанных участков, в Украине нет, хотя ресурсный потенциал - существенный. Поэтому и необходима геологоразведка, но она дорогостоящая, рискованная. В последние годы тянули с ее проведением, что связано со многими аспектами, в том числе с существовавшей до недавнего времени нормой, когда за прирост добычи нужно было дополнительно платить. То есть, с одной стороны – приветствовали рост газодобычи, с другой – требовали платы за новые объемы, за новые участки геологоразведки. Теперь эта норма упразднена. 

«Очень много позитивных шагов, которые вскоре дадут о себе знать, сделано. Отрасль капиталоемкая, затратная. Поэтому, к сожалению, не все так быстро идет, как хотелось бы. Но процесс движется и положительный результат не заставит себя ждать. Уже сейчас ощутимо увеличение газодобычи», - подчеркнул Опимах.   

Иллюстрация / REUTERS

По его мнению, у достижения цели - перейти к 2020 году на газ собственной добычи – есть две составляющие: необходимо повысить добычу и одновременно сократить потребление.

«Нужно довести оба уровня до 27 млрд кубометров. По энергоэффективности делается многое, и мы уже сократили потребление до 31 миллиарда кубометров газа. Теперь задача – сократить до 27 миллиардов кубов, причем до этого же уровня нарастить добычу. Сможем ли мы этого сделать? Покажет время. Что касается газодобычи, то идти к заветному показателю все тяжелей. Не все было быстро сделано, как планировалось. Реализация всех планов была отстрочена, как минимум, на год. Время утрачено, не знаю, осилим ли цель в 27 миллиардов газа… Будет тяжело, но точно, что мы сделаем, увеличим добычу в целом», - подытожил Опимах.

Если верить экспертам, то реализация стратегии наращивания внутренней добычи газа до уровня самообеспечения может не состояться в отведенные ей сроки. А значит - откладывается и снижение «газовых» тарифов. Хотя, это и так представляется мало вероятным. Возможности Кабмина в этом вопросе ограничены - существующие обязательства нашей страны перед Евросоюзом в рамках Соглашения об ассоциации и перед главным кредитором - Международным валютным фондом - не подразумевают пересмотра цены на газ в сторону понижения. Стоимость голубого топлива на нашем внутреннем рынке должна соответствовать ценам европейских поставщиков. Другими словами, какой бы газ Украина не потребляла, его цена должна быть не ниже импорта, с учетом расценок на европейских газовых хабах. Изменить что-либо, значит пересмотреть международные договоры с МВФ и Евросоюзом, чего на практике не бывало. И кто будет в убытке? Промышленность заложит рост стоимости топлива в цену своей продукции и вернет затраченные средства, а вот рядовой украинец останется на бобах…

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter