Глава Госатомрегулирования: Россия пытается дискредитировать атомную отрасль Украины

Глава Госатомрегулирования: Россия пытается дискредитировать атомную отрасль Украины

Значимость украинской атомной энергетики для обеспечения энергобезопасности страны в условиях дефицита всех видов топлива и развязанной Россией войны трудно переоценить. За счет работы АЭС в Украине стабильно производится более половины электроэнергии. Поэтому не случайно противники энергонезависимости Украины фокусируют свою критику на этой отрасли.

Председатель Государственной инспекции по ядерному регулированию Украины Сергей Божко в интервью УНИАН рассказал о защите украинских АЭС в условиях войны, планах использования на них альтернативного российскому топлива американской компании Westinghouse, а также сообщил о зафиксированных случаях некачественного российского топлива, и заявил о неприкрытой лжи ряда СМИ об угрозах, которые несут украинские атомные станции.

Председатель Государственной инспекции по ядерному регулированию Украины Сергей Божко

Сергей Георгиевич, в конце прошлого года в Украину прибыло модернизированное топливо американо-японской компании Westinghouse. Скажите, оно уже загружено в реактор третьего блока Южно-Украинской АЭС, и когда ждать новые поставки?

Первая партия модернизированного топлива Westinghouse находится на площадке Южно-Украинской станции. В первом квартале она будут загружена в реактор энергоблока №3. Когда пройдет период опытной эксплуатации, и если не возникнет никаких проблем, мы сможем спокойно расширять поставки на другие блоки.

Когда планируется пуск третьего блока Южно-Украинской АЭС с новым топливом?

Блок находится в ремонте по пятое апреля. Там ведутся сложные модернизации, планово-предупредительный ремонт очень длинный, поэтому  на несколько недель пуск может сдвинуться. Но на сегодняшний  момент дата является реальной.

Есть мнение о несовместимости использования топлива от двух поставщиков одновременно. Так ли это?

Очень многие говорят, что невозможно. На самом деле - как раз наоборот. Пример этому - АЭС Ловиза в Финляндии, где на блоке ВВЭР-440 эксплуатировалось топливо двух поставщиков - из России и Англии, причем достаточно успешно. Это - устоявшаяся практика, когда в реакторе используется топливо нескольких поставщиков.

Нужно отметить, что основной критерий качества топлива – герметичность. Если оно герметично, то есть, отсутствует выход радиоактивных веществ, значит это - хорошее топливо, а если не герметично, то, естественно, - не очень хорошее. При здоровой конкуренции оба производителя заинтересованы в том, чтобы топливо было качественным. Ведь если у одного будет плохое, то с легкостью можно перейти на топливо другого поставщика. Здоровая конкуренция также влияет на стоимость топлива.

Были ли случаи обнаружения повреждений или разгерметизации тепловыделяющих сборок Westinghouse?

Случаев разгерметизации топлива компании Westinghouse не было. Что касается механического повреждения топлива, то в 2012 году было обнаружено повреждение решеток топливных кассет, которое произошло во время загрузки в 2011 году, а не во время эксплуатации. То есть, год топливо работало с поврежденными решетками, и не было ни одного случая разгерметизации.

Следует отметить, что для энергоблока №3 Южно-Украинской АЭС завершилась эксплуатация ряда кассет ТВС-W, которые отработали полный цикл топливной кампании (около 4 лет), и они остались герметичными. А это - хороший показатель.

А как обстоят дела с качеством топлива российской компании ТВЭЛ?

К сожалению, нельзя сказать тоже самое о топливе ТВЭЛ, потому что были случаи его негерметичности. Это можно увидеть, когда топливо уже загружено, закрыта крышка реактора, после чего начинается эксплуатация. Если растет активность первого контура, то нужно бить тревогу. Были случаи остановки блоков. Приходилось делать перегрузку и искать топливо, которое разгерметизировалось.

С топливом Westinghouse у нас не было таких проблем. При этом сейчас еще сложно судить о качестве топлива Westinghouse, поскольку количество российских ТВС, эксплуатируемых в реакторах Украины, намного больше.

В последние месяцы наблюдается активная публикация рядом СМИ материалов о потенциальной опасности атомных станций, резко критикуется деятельность «Энергоатома». Как вы это можете прокомментировать?

Это - дискредитация политики Украины по диверсификации поставок ядерного топлива. Ведь только расширение поставщиков энергетических ресурсов обеспечит энергетическую безопасность нашей страны. Против Украины развязана политическая война, применяется один из аспектов разного рода «пугалки».

Кто, по вашему мнению, в этом заинтересован?

Боюсь, что это может исходить от одного ведомства, которое заинтересовано сохранить объемы поставок российского топлива на прежнем уровне. Потому что доход, который теряет Россия при переходе Украины на топливо Westinghouse, очень большой.

Председатель Государственной инспекции по ядерному регулированию Украины Сергей Божко

Расскажите о самых громких «пугалках», которые звучали в недавнем времени...

Был случай после поломки электротехнического оборудования, не связанной с реактором, на Запорожской АЭС в конце прошлого года. Знаменитое информационное агентство Lifenews подделало в фотошопе украинский документ, в котором указало радиационный фон на станции в 16-18 раз выше допустимой нормы в 120 микрорентген в час. При этом реальный радиационный фон в районе Запорожской станции находится на уровне 12-15 микрорентген в час, что соответствует фоновым значениям района размещения АЭС. После таких случаев мы решили, что с фейковыми СМИ, такими как Lifenews, работать не будем, потому что их уже и «желтой» прессой не назовешь.

Как мне кажется, развитию таких тем способствовало декабрьское заседание правительства, на котором премьер Арсений Яценюк сказал: «На Запорожской АЭС произошла авария». Многие сразу же начали проводить аналогии со «вторым Чернобылем»…

Это - подлило масло в огонь. Думаю, что Арсений Петрович высказался как обычный гражданин в бытовом контексте, а не с точки зрения атомщика. Дело в том, что у нас есть своя терминология.

Что такое авария? Авария в соответствии со шкалой INES начинается с 4-го уровня, когда радиоактивность выходит выше установленных пределов, а у нас этот показатель нулевой. Поэтому мы не пользуемся такой терминологией по отношению к тому, что происходит на станциях. Конечно же, аварией можно и нужно называть Чернобыльскую трагедию, трагедию на АЭС «Фукусима» (оба происшествия по шкале INES имеют наивысший показатель «7» - УНИАН).

Уточните количество нарушений, зафиксированных в работе атомных станций в 2014 году…

У нас в прошлом году было 10 нарушений. Половина была связана с электрической, а не ядерной частью. При этом не было никогда повышенных выбросов при работе станций, происшествия всегда были вне шкалы INES.

По всем нарушениям мы отчитываемся перед МАГАТЭ. Из-за появления большого количества неправдивых сообщений в СМИ мы начали размещать на своем сайте информацию о происшествиях, которые не попадают под обязательный отчет. Также подаем на сайте информацию о радиационном состоянии площадок атомных станций и прилегающих территорий.

Расскажите, как осуществляется защита украинских АЭС в условиях войны?

С 31 января прошлого года переведена на повышенный уровень физическая защита атомных станций страны. Осуществляется защита станций от террористической угрозы, как правило, небольших групп людей, которые намерены провести диверсию с целью вывести из строя энергоблок. На некоторых станциях была усилена противовоздушная оборона путем размещения специальных комплексов.

Если меня спрашивают, рассчитаны ли наши энергоблоки на военные действия, то я докладываю - нет, не рассчитаны! Во всем мире нет такой станции, которая рассчитана на военные действия. Конечно же, если «Точка-У» (ракетный комплекс - УНИАН) накроет станцию, то это будет катастрофа.

Будем надеяться, что такое не произойдет…

В атомной среде существует понятие «культура безопасности». Это - набор характеристик человека, запрещающий ему сделать действия, которые повредили бы безопасность атомного объекта или привели к его аварии. Насколько люди, которые сейчас воюют с Украиной, обладают «культурой безопасности», да и вообще культурой, для меня ответить сложно.

Александр Гречко (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter