Россия "стала" на защиту суверенитета украинской ГТС

Россия "стала" на защиту суверенитета украинской ГТС

В украинско-российских газовых отношениях появилась еще одна долгоиграющая тема для острых дискуссий - "десуверенизация Украины" путем передачи под "контроль Брюсселя" ГТС...

С момента подписания декларации Украины и ЕС по модернизации украинской газотранспортной системы (ГТС) - 23 марта - прошло более 2-х недель. За это время все смогли убедиться, что в украинско-российских газовых отношениях появилась еще одна долгоиграющая тема для острых дискуссий. На очередном круглом столе, посвященном ремонту газовой трубы, который прошел 7 апреля в формате видеомоста Киев-Москва, с российской стороны звучали ставшие уже хрестоматийными обвинения в игнорировании Украиной и Евросоюзом интересов РФ как поставщика газа. Такая позиция российского истеблишмента вполне логична и понятна, а вот причитания московских экспертов, звучавшие по поводу «десуверенизации Украины» посредством передачи под «контроль Брюсселя» ГТС - это что-то новенькое. Следуя пословице, российские эксперты видно решили «переложить с больной головы на здоровую», ведь именно «Газпром» на протяжении многих лет всеми силами старается заставить Украину отдать ГТС в его ведение.

Не сумев прибрать к рукам украинскую ГТС, россияне поспешили «отдать» ее Брюсселю

С одной стороны, мнение экспертов можно смело игнорировать – люди вне процесса принятия решений, но не исключено, что к их заявлениям стоит и прислушаться. Если, обвиняя Украину в «сепаратном сговоре» с ЕС они почти дословно цитируют Путина, то, поднимая тему десуверенизации, эксперты, возможно, так же близки к точке зрения российского премьера.

Управляющий директор информационного агентства REGNUM Модест Колеров пытался убедить участников круглого стола в том, что «брюссельская декларация должна быть грустным событием не только для России, но и для Украины. Если внимательно читать материалы III Энергетического саммита в Будапеште, внимательно изучать программу ЕС «Восточное партнерство», то там черным по белому написано – главной целью Восточноевропейского партнерства является жесточайший сетевой межрегиональный контроль ГТС Украины. И брюссельская декларация ясно говорит всем в России, что разговаривать о судьбе ГТС Украины теперь надо не с Украиной, а с Брюсселем. Декларация подводит черту под судьбой ГТС Украины.

Был солидарен со своим коллегой и директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Васильев. При этом он констатировал, что Россия уже смирилась с процессом десуверенизации украинской газотранспортной системы.

В то же время, заявления россиян были и весьма противоречивы. Так, К.Васильев многократно повторил свой тезис, что Украина не дождется денег от Евросоюза на модернизацию ГТС. Он не преминул «пройтись» по комиссару ЕС по энергетике Андрису Пибалгсу. “Скоро заканчивается мандат господина Пибалгса и ему, наверное, не хочется снова стать школьным учителем, которым он был недавно. Видимо поэтому он решил подстраховаться, и когда его спросят, как он отреагировал на газовый конфликт, он сможет ответить, сославшись на Декларацию, подписанную между Украиной и ЕС 23 марта»,  - считает К.Васильев. Эксперт отметил, что этот документ является чистой формальностью, и не будет иметь никаких последствий.

Странно, не правда ли, денег ЕС не даст, но ГТС под свой контроль все равно возьмет. Ну и конечно звучал ставший привычным основной аргумент россиян – куда вы денетесь без нашего газа. По их мнению, Украина может сколько угодно договариваться с ЕС об увеличении мощности ГТС по транспортировке газа, но только, где она этот самый газ собирается брать, как не в России. А если так, значит и последнее слово всегда будет оставаться за «Газпромом».

Российские эксперты также отметили, что заявленная стоимость проекта по модернизации украинской ГТС свидетельствует о ее плачевном состоянии. При этом они в один голос посетовали на отсутствие исчерпывающей информации о техническом состоянии трубы. Когда же уполномоченный Президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский напомнил о закрытости информации о российском трубопроводе, его московские визави принялись демонстрировать свое остроумие. «Желание Украины знать состояние российской ГТС может быть реализовано, только если Украина будет поставлять газ на Камчатку», - отрезал М.Колеров.

Трудно удержаться от субъективной оценки прошедшего видеомоста и не отметить, что если российские участники действовали единым фронтом, то на украинской стороне, как обычно, присутствовала «пятая колонна». «Безусловно, прозрачность и понятность наших взаимных политических и экономических позиций в газовой сфере - это настоятельное требование, но, к сожалению, такую позицию разделяет только Инна Богословская», - сказал Колеров, выделив среди своих украинских «оппонентов» народного депутата от Партии регионов.

Позиция Инны Германовны действительно была чрезвычайно близка россиянам. «Основная ошибка алгоритма, который был принят по результатам переговоров в Брюсселе, это то, что мы пытаемся сначала договориться вдвоем, а уже затем привлекаем Россию как поставщика газа», - вторила россиянам И.Богословская. Она убеждена, что подобный алгоритм уже был испробован Украиной на нефтепроводе «Одесса - Броды». «Умозрительное требование диверсификации поставок нефти в Европу, строительство нефтепровода без договоренности о поставках самой нефти и, в результате, вот уже более 10 лет нефтепровод работает в реверсном режиме и серьезных перспектив на то, что он будет работать в аверсном режиме, пока нет. Подобная ошибка, оплаченная миллиардами долларов, не в коем случае не должна повториться при решении вопроса модернизации газотранспортной системы. Если мы сейчас будем таким же образом расширять и модернизировать ГТС, брать кредиты, а это будут кредиты, которые потом придется возвращать, а, значит, их нужно будет заработать, но если не будет дополнительных объемов газа, то на чем их зарабатывать», - отметила И.Богословская.

 Вместе с тем, она признала, что переговоры о модернизации украинской ГТС с Брюсселем шли 3 года и их результаты не могли стать неожиданностью для Москвы. «Очевидно, реакция российской стороны обусловлена тем, что премьер-министром Украины Юлией Тимошенко в ходе непрозрачных переговоров по газовым соглашениям в Москве были даны какие-то обещания, о содержании которых мы не знаем. Именно эти обещание дали россиянам какие-то надежды на смену линии поведения украинской делегации на переговорах в Брюсселе 23 марта», - отметила народный депутат. С последним утверждением не поспоришь, так как брюссельская декларация действительно оказалась для российского руководство сюрпризом, и крайне не приятным.

Обращаясь к российским участникам круглого стола, Инна Богословская попросила не прекращать «беспокоиться о суверенитете Украины». При этом она добавила о трудностях по преодолению последствий «оранжевой революции». В общем, все как всегда.

Прикладной психоанализ

Как отметил глава пресс-службы НАК «Нафтогаз Украины» Валентин Землянский, раздражение российской стороны, в первую очередь, мог вызывать тот факт, что в своей декларации Украина и ЕС признали важность дальнейшей эксплуатации и модернизации украинской ГТС как неотъемлемой составной части общеевропейской энергетической инфраструктуры. «Конечно, это противоречит восприятию Россией газотранспортной системы Украины как части ГТС бывшего СССР. Однако теперь, Россия может снять с себя ответственность за транспортировку газа по Украине и поставлять газ на новых условиях, продавая его Европе на украинско-российской границе», - сказал В.Землянский.

Эксперты отмечают, что одним из основных "раздражителей", который донимает Россию в брюссельской декларации, является именно строительство газоизмерительных станций (ГИСов) на украинско-российской границе со стороны Украины (напомню, что сейчас ГИСы сконцентрированы на российской территории). Со всеми вытекающими отсюда последствиями как для украинской, так и для российской стороны. Последствия вполне конкретные -  Украина получит возможность четко контролировать когда, сколько и куда газа прошло по трубе со стороны России (в нынешней ситуации северный сосед таки злоупотребляет возможностью "наезжать" на Украину за  якобы "выветрившийся" из трубы газ). Плюс к тому, европейские страны получат возможность заключать договора на поставку газа на западной границе России, а не Украины, как это происходит сейчас. В первую очередь, в этом плюс и для Европы (все вопросы с транзитом по украинской территории они будут решать с Украиной), и для Украины (о транзите теперь будем договариваться с европолучателями и есть надежда, что стоимость транзита, наконец-то, сдвинется с мертвой точки).    Впрочем, публично россияне "ГИСовый" момент не акцентируют. Видимо, чтобы особого внимания не привлекать? Вполне вероятно. Ведь еще зимой на сухое "не комментируем как не актуальное" наталкивалась любая попытка раскрутить российских "газовых" и правительственных деятелей на комментарий по поводу перспектив продажи газа не на границах бывшего СССР, а на границе РФ.

В свою очередь, Богдан Соколовский подчеркнул, что «мы категорически не воспринимаем резких заявлений со стороны России в адрес Украины и Евросоюза о том, что якобы российская сторона была отстранена от переговорного процесса по модернизации газотранспортной системы Украины. Российская делегация приглашалась на все переговоры по этому вопросу и в Украину, и в Польшу, и в Брюссель. Но с учетом того, что  россияне не прибыли 23 мая 2008 года на энергетический саммит в Киеве, было бы не корректно сейчас обижаться». Б.Соколовский в очередной раз напомнил, что основное назначение газотранспортной системы Украины - это поставки газа, а использование ее в виде рычага политического влияния - не приемлемо.

Он также подчеркнул, что российская сторона часто путает два разных проекта, объединяя их в единое целое. «Один проект – это модернизация украинской ГТС в тех параметрах, в которых она запроектирована. Стоимость этого проекта - около 3 млрд. долл., в рамках этого проекта, в частности, предусматривается строительство газоизмерительных станций на украинско-российской границе. Я думаю, что обе стороны прекрасно понимают, что это необходимо сделать», - добавил Б.Соколовский.

И совершенно другой проект, по его словам, это - предложение о возможном расширении ГТС. «Данный проект предусматривает строительство нового газопровода объемом 60 миллиардов кубометров газа в год, стоимость этого проекта оценивается в 5-6 миллиардов долларов. Мы предлагаем на рассмотрение и поставщика, и потребителя в Европе этот проект в порядке сравнения с теми проектами газопроводов, о которых сегодня в мире много говорят», - уточнил Б.Соколовский. 

Он в очередной раз подчеркнул, что никто ничего не собирается строить без участия как потребителя, так и поставщика. “Мы всегда приглашали, и будем приглашать всех основных игроков на газовом рынке, в том числе и Российскую Федерацию», - сказал  уполномоченный Президента.

Он попросил российскую сторону слишком сильно не беспокоиться о выполнение брюссельской декларации. «После 23 марта уже состоялись два раунда переговоров между финансовыми институциями ЕС и Украиной, формируется техзадание по конкретным направлениям работы. Отрабатывается новая методика управления. Все это делается, и давайте говорить уже по фактам. Я думаю, что россияне будут только довольны, когда украинская ГТС будет работать лучше. Мы же заинтересованы в том, чтобы исключить повод для безосновательных обвинений Украины в том, что у нас постоянно куда-то девается газ», - подчеркнул Б.Соколовский.

Присутствовавший на круглом столе независимый эксперт по энергетическим вопросам Александр Нарбут напомнил, что украинская сторона в лице премьер-министра и Президента обращалась к главе Еврокомиссии Жозе Мануэлю Баррозу с предложением зафиксировать в совместной декларации, что эффективность модернизации украинской ГТС зависит от готовности Европейского союза и России обеспечить устойчивость маршрутов и объемов транспортировки газа через территорию Украины в долгосрочной перспективе.

По мнению эксперта, недавняя ситуация с аварией на молдавской ветке газопровода, идущего на Балканы, продемонстрировала, что именно маневренность украинской газотранспортной системы позволила только на 10% снизить объемы поставок газа в этом направлении на период ремонта.

А.Нарбут отметил, что со стороны России существует неприемлемый для Украины подход к использованию украинской ГТС. «Здесь я хочу процитировать слова заместителя председателя правления «Газпрома» Валерия Голубева, который недавно высказался о том, что «гораздо лучше было бы, если бы мы двигались в направлении создания газотранспортного консорциума. Внесли бы стороны по 10 миллионов рублей каждая для того, чтобы финансировать работу специалистов, и нормально бы управляли украинской ГТС». Конечно, мы понимаем, что вносить 10 миллионов рублей в уставный фонд предприятия, которое, по разным оценкам, стоит от 20 до 25 миллиардов долларов, и получать взамен возможность им управлять, это, согласитесь, слишком большой подарок. Даже, несмотря на наши дружеские отношения с Россией», - сказал А.Нарбут. 

В целом, нескрываемое раздражение россиян можно объяснить только субъективными факторами, тогда как объективно они должны быть заинтересованы в улучшении украинской газотранспортной инфраструктуры. Ну не отдает Украина столь желанную для «Газпрома» ГТС, так будьте мужчинами, сдерживайте свои эмоции, а не ведите себя как обиженные дети, которым не дают понравившуюся игрушку.

Экспертный пессимизм и политический оптимизм

Отвечая на вопрос УНИАН относительно сроков реализации проекта по модернизации ГТС, А.Нарбут отметил, что обязательства, которые Украины взяла на себя, подписывая декларацию, предусматривают разработку до конца 2009 года программы реформирования украинского газового сектора. «Данная программа включает в себя отделение газотранзитной компоненты от других видов деятельности НАК «Нафтогаз». Соответственно, пока мы не увидим конкретного плана мероприятий и не будет создана группа людей, которая будет над этим работать, рассчитывать на быструю реализацию проекта не приходится», - уточнил эксперт.

Комментируя назначение нового гендиректора «Укртрансгаза», который по идее и станет той «газотранзитной компонентой», которая должна отделиться от НАК «Нафтогаза», А.Нарбут выразил несогласие с такой кадровой политикой правительства.

«Когда человек, уволенный из компании за непрофессионализм, становится ее руководителем, яркий пример того, что, по меткому определению моего коллеги – Михаила Гончара, можно охарактеризовать как политическое мародерство. Члены неустойчивой политической коалиции в ВР, на которую опирается правительство, навязали премьер-министру определенные кадровые решения, рассчитывая на возможность приблизиться к тем финансовым потокам, которые, с их точки зрения, будут походить через «Укртрансгаз».

 

(20 марта директором «Укртрансгаза" был назначен Константин Ефименко, ранее занимавший эту должность Ярослав Марчук был уволен по собственному желанию. 23 марта народный депутат (БЮТ), советник премьер-министра по энергетическим вопросам Александр Гудыма в комментарии УНИАН заявил, что назначение К.Ефименко новым директором «Укртрансгаза» напрямую связано с голосованием коалиции Верховной Рады по кандидатуре на пост министра иностранных дел Украины. По словам А.Гудымы, «сейчас происходит назначение нового состава правительства, и наши коллеги из Блока Литвина в ходе переговоров добились того, что это («Укртрансгаз») их квота как членов новой коалиции»).

 

Исходя из вышесказанного, можно предположить, что те политсилы, которые получили контроль над «Укртрансгазом» накануне подписания брюссельской декларации, настроены в отличие от эксперта достаточно оптимистично - они всерьез рассчитывают на европейские деньги для модернизации ГТС и готовятся их «осваивать». Но, чтобы там не планировали бизнесмены от политики, было бы очень не плохо, если бы, в первую очередь, Украина построила на своей границе газоизмерительные станции. Таким образом мы бы могли оградить себя от крайне надоевших заявлений российского руководства, что «Украина тырит газ». Ну, а если где-то что-то и пропадет, то уж тогда будем выслушивать от Евросоюза, все же разнообразие.

P.S. Возвращаясь к заявлениям российских экспертов о том, что Москва отныне намерена все вопросы, связанные с транспортировкой газа через Украину, решать с Брюсселем, стоит еще раз подумать о том, что это могут быть не пустые угрозы. Ведь в ЕС крайне сильно франко-немецкое лобби, которое в газовых вопросах склоняется к политике умиротворения России. Так что вопрос сохранения суверенитета нашей газотранспортной системы должен занимать главное место в ходе дальнейших переговоров с ЕС - никаких газотранспортных консорциумов, только кредитование...

Антон Лосев (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter