Экспорт электроэнергии - порядок, которого нет...

Экспорт электроэнергии - порядок, которого нет...

НКРЭ, наконец-то, утвердила многострадальный порядок проведения аукционов на доступ к сечению по экспорту электроэнергии. Однако, на выходе издан сырой и неоднозначный документ..

Национальная комиссия регулирования электроэнергетики (НКРЭ) наконец-то утвердила многострадальный порядок проведения аукционов на доступ к сечению по экспорту электроэнергии. Однако, несмотря на достаточно кропотливую работу, длившуюся около полугода (решение принято 22 октября), регулятор на выходе издал сырой и неоднозначный документ, который не только не учел в полной мере мнения потенциальных игроков, но и в некоторых случаях идет вразрез с законом, его породившим.

Экспорт электроэнергии, в первую очередь, - высокодоходный бизнес

Не вдаваясь в очевидные и лежащие на поверхности подробности, сразу отметим, что экспорт электроэнергии на сегодня является достаточно ликвидным и рентабельным бизнесом. Только в 2008 году, не показательном во всех смыслах, доходы госпредприятия «Укринтерэнерго», которое на данный момент является единственным, а значит монопольным оператором экспорта, превысили 480 млн. долл. При этом большая часть этих денег была заработана на экспорте в западном направлении – Венгрия, Польша, Словакия, Румыния.

На первый взгляд кажется логичным, что такой высокодоходный бизнес закреплен за государственной монополией, и ее доходы являются весомым подспорьем для государственного бюджета, однако при ближайшем рассмотрении фактического положения дел выводы напрашиваются далеко неоптимистичные.

Дело в том, что существующая схема экспорта отводит «Укринтерэнерго» роль посредника, работающего с другими посредниками-нерезидентами, при таком раскладе предприятие находилось зачастую на втором плане. И имитация выхода «Укринтерэнерго» на прямого европейского потребителя, которую мы могли наблюдать в конце 2008 года, когда совместно с Korlea Invest Holding показательно создавался Ukrenergy Holding,  являлась лишь довольно милой пасторальной картинкой, принципиально ничего не меняющей. «Укринтерэнерго» продолжает пребывать на вторых ролях и, как говорится, довольствоваться малым.

Именно эта ситуация подтолкнула народных избранников из Комитета Верховной Рады по вопросам ТЭК к разработке изменений в закон об электроэнергетике, которые позволяли бы ввести на рынок экспорта конкурентное начало путем внедрения аукционов на экспорт электроэнергии. И изменения были этой весной поддержаны 408 парламентариями.

Новшества вразрез с законодательством...

Суть изменений сводится к следующему: любая компания-резидент, желающая экспортировать электроэнергию, может пойти на аукцион и приобрести у оператора НЭК «Укрэнерго» доступ к тому размеру сечения (пропускной способности межгосударственных сетей), который ей нужен для выполнения своих экспортных  контрактов. Подчеркнем, что на аукцион предлагается выставлять не физические объемы электроэнергии, как это делалось ранее с посредственными успехами все тем же «Укринтерэнерго», а пропускную способность всего интерфейса. При такой схеме любой производитель электроэнергии в Украине вплоть до ветроэлектростанции, имея соответствующий контракт, потенциально может выходить на привлекательный во всех отношениях европейских рынок. Казалось бы все предельно просто  - покупай и зарабатывай. Однако, и тут есть ряд своих нюансов, позволяющих особам заинтересованным как можно дольше оттягивать приход «царства аукционного».

Интерфейс (сечение) Украины в западном направлении, доставшейся нам в наследство со времен незабвенного СЭВ, превышает 6000 МВт, однако на сегодня эта пропускная способность  обеспечена  фактической мощностью всего 500 МВт так называемого «Бурштынского энергоострова» (Бурштынская ТЭС ОАО «Захидэнерго»). И именно вокруг этих 500 МВт сейчас активно ломаются копья на всех уровнях, и следы этой борьбы нашли отражение в тексте утвержденного НКРЭ Порядка.

Дело в том, что на сегодняшний день 400 из 500 МВт «острова» законтрактовано «Укринтерэнерго» для выполнения его среднесрочных контрактов. Закон же гласит, что на аукцион должны выставляться услуги по доступу ко всему сечению, следовательно, госкомпания попадает в «нелицеприятную» историю, грозящую предъявлением штрафных санкций со стороны своих контрагентов. Поэтому при разработке Порядка НКРЭ прислушалась к просьбе Минтопэнерго до конца текущего года выставлять на аукцион лишь 100 свободно «болтающихся» на сегодня мегаватт.

Конечно, на первый взгляд может показаться, что, внося такое предложение, министерство исходило из благих намерений дать государственной компании возможность как можно безболезненней «разрулить» свои контрактные вопросы. Тем не менее, такие намерения Минтопа идут вразрез с законом, который требует выставить на первый аукцион всю свободную мощность острова.

Характерно, что в вопросе вероятных штрафных санкций для «Укринтерэнерго» в самом министерстве нет однозначного мнения. И если министр топлива и энергетики Юрий Продан заявляет, что «Укринтерэнерго» при определенном юридическом усердии удастся избежать санкций, то его первый заместитель Олег Бугаев говорит о непредсказуемых последствиях невыполнения ГПВД своих контрактов, вплоть до арестов украинских «фабрик, пароходов и самолетов» за рубежом. Хотя реального документального подтверждения таких штрафных угроз на суд общественности и рынка так никто и не представил: ни Министерство, ни «Укринтерэнерго», ни даже заинтересованный в сохранении своего «экслюзивного» положения Korlea Invest. При этом г-н Бугаев прямо заявляет, что закон обратной силы не имеет, а, следовательно, не распространяется на заключенные ранее «Укринтерэнерго» контракты.

Не будем в данном случае гадать о мотивах, заставляющих чиновника рисовать эти детские «страшилки», укажем лишь, что сами разработчики проекта принципиально не согласны с этой пролоббированной Минтопом нормой Порядка. Так, экс-глава НКРЭ народный депутат Сергей Титенко считает, что сегодня ничего не мешает «Укринтерэнерго» идти на аукцион и закупать там объемы, необходимые для выполнения своих внешних контрактов. «Я считаю, что «Укринтерэнерго» - опытный и сильный игрок по многим позициям, который может идти на аукцион и смело в нем участвовать», - говорит он.  Продолжая мысль, отметим, что «Укринтерэнерго» ничего не мешало при заключении контрактов предусмотреть в них такое форс-мажорное обстоятельство как изменения законодательства.

Есть еще один принципиальный момент, пролоббированный Минтопопом  в окончательном варианте Порядка - вывод из аукционов того объема сечения, которое застолблено для выполнения контрактов, «освященных» на уровне решений правительства или Верховной Рады. Вполне понятно, что эта норма продиктована желанием оградить от коммерческих посягательств шаткие экспортные успехи «Укринтерэнерго» в белорусском направлении, но опять она идет вразрез с законом, в котором нет и намека на какие-либо ограничения. Повторимся - закон гласит о том, что на аукционы должны выставляться все сечение без исключений, и уже второстепенное дело - найдутся ли потенциальные покупатели на все направления.

«Для меня не понятно, каким образом наше законодательство может подпадать по действие межправительственных соглашений по коммерческому экспорту?», - отмечает С. Титенко. Согласна с ним и директор компании «Трансэнергоконсалтинг» Светлана Голикова. «Закон не предусматривает никаких ограничений. И Порядком закладывается некое неравенство условий для всех потенциальных игроков», - отмечает она.  Более того, эксперт допускает, что создавшаяся ситуация, когда «Укринтерэнерго» осуществляет экспорт в Беларусь по ценам значительно ниже, чем на внутреннем рынке («Укринтэрэнерго» закупает электроэнергию для экспорта в Беларусь в ОРЭ по цене, не учитывающей дотационные сертификаты – ред.), может привести к тому, что эта разница будет перекрестно ложиться нагрузкой на те компании, которые, используя аукционный механизм, будут осуществлять экспорт в западном направлении».

"Разбирательства" обойдутся в миллиарды

Безусловно, данные противоречия документа НКРЭ будут более рельефно прорисовываться уже при проведении первых аукционов. Характерно, что дата первых торгов еще не определена. Хотя, еще с лета т.г. и НКРЭ, и чиновники Минтопа с завидным постоянством уверяли, что «вот-вот и уже» (последней официальной датой, озвученной первым замминистра топлива и энергетики Олегом Бугаевым, является 1 декабря 2009 г.). Это при том, что по срокам, установленным законом, первый аукцион должен был состояться до 25 сентября т.г.

Тем временем Украина продолжает сокращать объемы экспорта электроэнергии, которые в текущем году упали более чем на половину - до 2,76 млрд. кВт/ч. По оценкам экспертов, сумма недополученных государством средств в т.г. превышает 2 млрд. грн. 

Так же показательно, что энергогенерирующая компания «Захидэнерго», которая является главным производителем экспортного продукта, сегодня не только не имеет средств на закупку угля, но и не в состоянии профинансировать возвращение в строй энергоблока №7, который являлся гарантией выполнения компанией требований UCTE (критерий n-1). И действительно, где «Захидэнерго» должен взять деньги на ремонты, если его убытки за 9 месяцев 2009 года увеличились в 16,6 раза, по сравнению с 2008 годом - до 339 млн. грн.

Не исключено, что заинтересованные в сохранении статус-кво на экспортном рынке будут делать все возможное для того, чтобы затягивать процесс. Ведь страна входит в затяжную выборную кампанию, по итогам которой того и гляди все может измениться, а, может, и нет…

Глеб Иванов (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter