Как заставить энергокомпании показать карманы…

Как заставить энергокомпании показать карманы…

DiXi Груп и Ассоциация «Энерготранспарентность» провели исследование украинских энергокомпаний на предмет публичности. Выводы неутешительные…

«Закрытость» энергетических компаний – больной вопрос. Большую часть украинской новейшей истории журналисты в вопросах энергополитики исполняли роль статистов, которые попросту пересказывали то, что говорили руководители нефтегазовой отрасли. Им позволялось знать только то, что преподносил государственный менеджмент. Умолчание, пренебрежение к журналистским запросам стало традицией для энергетических компаний. У изданий, которые непосредственно формировали мнение общества, не было публикаций, которые бы доступно раскрывали суть происходящих событий и  инициируемых решений.

Журналистов, квалифицированно пишущих на эти темы, были единицы. Но одни из них работали в едва ли широко читаемых интеллектуальных изданиях, другие - в бизнес-изданиях, защищающих интересы «операторов рынка», а не потребителей.

После 2006 года ситуация изменилась. Газовая война, обострение политической конкуренции, доступ оппозиции к СМИ и появление в экспертной среде новых, независимых от власти персоналий внесли свою лепту. Многие вещи стали понятны благодаря качественным комментариям и интерпретациям событий. Конкурирующие политики то и дело «сливали» СМИ документы, которые в принципе должны были быть открытыми для обсуждения обществом. Энергетическая тема «прояснилась», но не потому, что энергокомпании стали более прозрачны. Положение с открытостью  периода премьерства Тимошенко по сравнению с премьерством Януковича даже ухудшилось, поскольку раньше цифры и факты прятали от общества, а во времена Юлии Владимировны Нафтогаз отказывал в предоставлении документов даже Секретариату Президента.

Выводы исследования публичности энергокомпаний, которое провели DiXi Груп и Ассоциация «Энерготранспарентность» при поддержке фонда "Відродження", неутешительные.

С ноября по декабрь прошлого года эксперты упомянутых организаций направили в органы государственной власти, государственные и частные энергкомпании около 150 официальных запросов. Ответы были получены только на треть из них и в основном содержали отписки. Так, на вопрос, сколько денег Министерство финансов планирует выделить в 2010 году на модернизацию предприятий энергетической отрасли, и сколько было выделено в 2005-2009 годах, был прислан ответ - это «не входит в компетенцию Минфина». Но ведь основная задача ведомства – разработка госбюджета и кому же, как не ему быть в этих вопросах компетентным?..

На запрос, отправленный в МИД, какие страны поддерживают инициативу Украины относительно запуска нефтепровода Одесса-Броды в аверсном режиме, и что сделала Украина в январе-ноябре 2009 года для усиления международной поддержки в этом вопросе, был получен ответ – тема не входит в компетенцию МИДа. Но ведь министерство является обязательным участником таких переговоров?..

А на запрос в Секретариат Президента относительно директив главы государства на газовые переговоры в 2009-2010 годах был получен ответ -  письмо перенаправлено в МИД. Хотя общеизвестно, что подготовка директив входила в компетенцию Службы внешней политики Президента Украины.

Но самый интересный ответ прислали DiXi Груп из Нафтогаза. Когда эксперты в официальном письме поинтересовались, кто может быть инвестором модернизации украинской ГТС, в соответствии с законодательством, в компании посоветовали посмотреть сайт Минэкономики и Вестник госзакупок.

Один из выводов экспертов - непрозрачность в вопросе ГТС является непрямым свидетельством процессов деградации в нефтегазовой сфере из-за фрагментации ее управления и внешних влияний кланово-олигархических структур.

Несмотря на закон об информации, который обязывает к публичности, ядро энергетического сектора остается закрытым. Обязанность информировать общественность или допускать гражданский контроль никак не регулируется отраслевыми законами. Общество не знает, кто «в лицах» занимается отечественной газодобычей. По закону госкомпании не обязаны информировать, кто победители конкурсов, получившие лицензию на разработку украинских скважин. А собственники специальных разрешений на пользование нефтегазоносными недрами не обязаны предоставлять информацию о своей деятельности. Точно так же отсутствует контроль использования трубопроводного транспорта и распределения продукции. В Украине есть неправительственные организации, тесно сотрудничающие с прессой, которые готовы помочь с прозрачностью, взять на себя роль добровольного общественного контролера, но предприятия ТЭК к такому «диалогу» не готовы.

Любопытно, что в прошлом году, подписав Брюссельскую декларацию и присоединившись к Инициативе обеспечения прозрачности в добывающих отраслях, Украина фактически обязалась сделать публичной информацию энергокомпаний.

Эксперты предлагают на законодательном уровне сделать обязательными три  пункта, регулирующих работу нефтегазовой отрасли:

Обнародуй, что платишь (обязательная публикация платежей частных и госкомпаний в госбюджет).

Обнародуй, что заработал (обнародование информации органов власти о получении платежей от энергокомпаний).

Обнародуй, что потратил (обнародование органами власти информации о тратах, на которые пошли платежи).

Конечно, трудно представить, что в один день нефтегазовая отрасль станет публичной. Между тем, и Еврокомиссия, и МВФ, и Мировой банк, и ЕБРР ждут от энергетиков и власти именно прозрачности. Реализация партнерства с международными организациями невозможна, если работать «под грифом секретно». Обнародование показателей деятельности на сегодня считается приличной репутацией. Иначе складывается впечатление, что скрывать есть что…

А пока инициаторы проекта предлагают мягкое стимулирование руководителей энергокомпаний. «Принуждением к прозрачности» должны стать изменения в закон о нефти и газе относительно перечня показателей, обязательных для обнародования, в антикоррупционное законодательство, предусматривающие ответственность за отказ предоставить информацию. Еще одна инициатива - создать при Кабмине Центр мониторинга, который мог бы оперативно предоставлять общественности данные о ситуации в  отрасли, а также унифицировать форму отчетности для власти и энергокомпаний, чтобы она соответствовала международным стандартам. 

Можно сколько угодно выражать скепсис по поводу такой борьбы с «тенью», говорить о том, что стены молчания Нафтогаза, Энергоатома и Надр Украины этим не прошибешь, но когда у журналистов и сотрудников НПО есть здоровый драйв, желание что-то изменить, а в союзниках находятся МВФ, ЕБРР и Всемирный банк, в оппозиции - профессионалы, то разве можно не поверить в успех?..

Маша Мищенко (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter