Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

В поединке Westinghouse vs ТВЭЛ победила Украина

Желание «насолить» россиянам сподвигло украинское руководство дать добро на начало эксплуатации топлива Westinghouse на наших АЭС. Но параллельно «Энергоатом» договорился с «ТВЭЛом» о строительстве в Украине собственного завода по фабрикации ядерного топлива. И что теперь делать с главной идеей - диверсификацией?

Украина должна иметь нескольких поставщиков топлива для атомных электростанций - этот рефрен был многократно озвучен представителями НАЭК «Энергоатом». Первым шагом в обеспечении диверсификации отечественного рынка ядерного топлива стало соглашение, подписанное в 2008 году с американской компанией Westinghouse, согласно которому до 2015 года минимум 3 энергоблока на отечественных АЭС будут работать на тепловыделяющих сборках (ТВС) этой компании. Сейчас топливо Westinghouse в режиме опытной эксплуатации используется на двух блоках Южно-Украинской АЭС. В общем, все шло к тому, что после завершения опытной эксплуатации и получения разрешения Государственной инспекции ядерного регулирования (ГИЯР), ТВС производства Westinghouse должны были начать поступать на наши АЭС в промышленных масштабах. Естественно, это означало бы сокращение закупок ТВС у российской компании «ТВЭЛ», которая до последнего времени являлась единственным поставщиком топлива на наши атомные электростанции. Однако, параллельно с процессом внедрения американских сборок, «Энергоатом» договорился с «ТВЭЛом» о строительстве в Украине собственного завода по фабрикации ядерного топлива. Похоже, что все препятствия на пути внедрения этого проекта сняты, начало его реализации ожидается уже осенью текущего года. Но возникает вопрос, а что теперь делать с идеей диверсификации?

Реакция на газ 

На протяжении последних лет любые украинско-российские контакты в энергетической сфере происходят с оглядкой на ситуацию в газовом секторе. И в этом нет ничего удивительного: груз газовых договоренностей, подписанных в 2009 году, давит на украинскую экономику едва ли не больше, чем последствия мирового экономического кризиса. Отсутствие прогресса в переговорах с Россией о цене на газ заставляет украинскую власть изыскивать новые аргументы, способные сделать Москву более сговорчивой. И если все угрозы Киева относительно альтернативных поставок газа - то из Азербайджана, то из Германии или даже из США - остаются пустым звуком, то в сфере атомной энергетики нам удалось перейти от слов к делу.

Не удивительно, что начало сотрудничества «Энергоатома» с  Westinghouse воспринималось, в первую очередь, как политический демарш в адрес России. Этакий ассиметричный ответ. Как известно, все 15 реакторов, работающие на 4-х украинских АЭС (13 реакторов типа ВВЭР-1000 и 2 реактора типа ВВЭР-440), разрабатывались во времена СССР и ТВС, производимые на предприятиях «ТВЭЛ», являются для них «родными» с технологической точки зрения. При этом следует учитывать, что в атомной энергетике безопасность эксплуатации любого оборудования, а тем более топливных сборок, является ключевым вопросом. Только огромное желание хоть в чем-то «насолить» россиянам сподвигло украинское руководство дать добро на начало эксплуатации ТВС Westinghouse, то есть, формально разрешение на начало опытной эксплуатации давала ГИЯР, но все-таки окончательное решение было за политиками самого высокого уровня. В противном случае вряд ли кто-то в нашей стране решился бы на эксперименты с ядерным топливом, слишком уж дорого нам обошелся Чернобыль. Фактор безопасности был в полной мере использован противниками топлива Westinghouse, которые напоминали о неудачном опыте его эксплуатации на реакторах типа ВВЭР-1000 на чешкской АЭС «Темлине». Но даже смена власти в Украине не смогла затормозить процесс вхождения американской компании на украинский рынок, более того, в последние два года переговоры с Westinghouse даже активизировались. В августе 2011 года Минэнерго опубликовало проект Ядерного кодекса, который позволяет создать в Украине предприятие по фабрикации ядерного топлива американской Westinghouse Electric, и это несмотря на соглашение о строительстве завода с российским ТВЭЛом.

На данный момент два энергоблока типа ВВЭР-1000 Южно-Украинской АЭС частично загружены топливными сборками Westinghouse, изготовленными на дочернем предприятии этой компании в Швеции, и никаких нареканий на их надежность и эффективность пока нет. Причем, они по своим техническим характеристикам и массо-габаритным параметрам практически идентичны российским. Вместе с тем, остается открытым вопрос, что делать с американскими ТВС после их выгрузки из реактора. Если топливные сборки, поставленные россиянами, ими же и утилизируются, то заниматься отработанным ядерным топливом своих конкурентов они, конечно, не будут. «Энергоатом» пока только ведет переговоры по этому поводу с французской компанией AREVA.

Итак, в отношении дальнейшей эксплуатации в Украине топлива Westinghouse имеются несколько технических вопросов, которые вполне решаемы. Иное дело - экономическая составляющая. Руководство «Энергоатома» признавало, что ТВС Westinghouse на 30% дороже российского топлива, и снижение    стоимости сборок будет происходить пропорционально наращиванию объема их загрузки на отечественных АЭС. Но никто не гарантирует, что даже после расширения присутствия Westinghouse в Украине ее продукция сравняется в цене с российской, а тем более если ТВС по российской технологии будут собираться в Украине. Возникает реальный риск, что диверсификация рынка ядерного топлива может привести к удорожанию электроэнергии, вырабатываемой нашими АЭС. С одной стороны, логика подсказывает, что такая диверсификация абсурдна, ведь демонополизация любого рынка имеет своей целью снижение цен на нем, а не на оборот. Но с другой стороны, Украина просто не может себе позволить быть зависимой от одного поставщика. Слишком уж печальный наш опыт газовых взаимоотношений с Россией. Но позволим себе предположить, что бескомпромиссная позиция Украины в отношении диверсификации рынка ядерного топлива может быть пересмотрена с началом строительства завода по фабрикации ядерного топлива совместно с «ТВЭЛом».

Мавр сделал свое дело...

Кабинет министров в сентябре 2010 года утвердил победителем конкурса по выбору технологии для строительства в Украине завода по производству ядерного топлива для реакторов АЭС ВВЭР-1000 российскую компанию «ТВЭЛ». В октябре того же года «ТВЭЛ» и украинский государственный концерн «Ядерное топливо» подписали соглашение о создании на территории нашей страны (Кировоградская обл.) этого совместного предприятия с долей Украины 50%+1 акция.

Можно не сомневаться в том, что согласиться на передачу Украине технологий по фабрикации тепловыделяющих сборок для АЭС россиянам было ой как не просто. К примеру, в 2010 году «ТВЭЛ» поставил в Украину ТВС более чем на 600 млн долл., что составило почти 55% общего объема экспорта компании. В 2011 году «Энергоатом» закупил у России ядерное топливо на сумму, более 590 млн долл. То есть, украинский рынок остается для «ТВЭЛ» ключевым. Если же учесть, что загрузка двух российских предприятий по фабрикации топлива составляет на сегодня не более 60% их мощностей, то становится ясно, что только угроза потери значительной доли украинского рынка заставила россиян пойти на строительство завода. Его проект в целом получил позитивные оценки отечественного экспертного сообщества, однако  отмечалось затягивание российской стороной начала строительства предприятия по политическим мотивам. Ну, это у нас обычная практика: сначала заявить о достижении неких договоренностей, о которых наши партнеры «ни сном, ни духом», а потом обвинять их в затягивании процесса. Изначально планировалось, что первая очередь завода заработает к 2013 году, а к 2020-ому будет запущена вторая очередь, после чего Украина получит полный цикл производства топлива - от изготовления урановых таблеток до выпуска их тепловыделяющих сборок. Теперь уже понятно, что первые ТВС украинский завод выпустит только в 2015 году, а полный цикл производства будет налажен не ранее 2020 года. И то только в том случае, если строительство предприятия начнется в этом году.

Отвечая на вопросы украинских журналистов в ходе проходившего в Москве Международного форума «Атомэкспо-2012», вице-президент российской компании «ТВЭЛ» Василий Константинов заявил, что начало строительства завода ожидается осенью 2012 года, и это уже вполне реальные сроки.

Вместе с тем, он поставил совершенно логичный вопрос, за счет чего Украина планирует обеспечить загрузку своего предприятия по фабрикации ядерного топлива? В ответ можно было бы и дальше рассуждать о необходимости диверсификации рынка, если бы не механизм финансирования строительства предприятия. Как сообщил Константинов, согласно достигнутым между «Росатомом» и Министерством энергетики Украины договоренностям, 30% средств будет выделяться акционерами (Государственный концерн "Ядерное топливо" и компания "ТВЭЛ"), а остальные 70% будут привлекаться в виде кредитов. Вероятность того, что кредиты будут предоставлены российскими финансовым структурами, близка к 100%. Стоимость строительства оценивается приблизительно в 230 млн евро, а значит около 160 млн евро придется на заемные средства, которые нужно будет отдавать. Сумма вроде бы не так уж и велика, но ведь и конечная продукция предприятия не будет полностью украинской. Даже после запуска второй очереди завода обогащенный уран для ТВС поставляться будет из РФ, а его цена составляет больше половины в конечной себестоимости одной сборки. В общем, для того чтобы не только рассчитаться с кредитами, но и выйти на рентабельность, украинскому предприятию придется работать на полную мощность, которая по предварительным оценкам составит около 800-900 сборок в год.   

«То, что мы будем передавать часть заказов на украинский завод, является совершенно осмысленным решением. Да, будем загружать украинский завод, но надеемся, что к тому времени появится значительное количество новых реакторов и в России, и за рубежом, которые будут построены по нашим технологиям. Таким образом, мы надеемся компенсировать увеличение производственных мощностей по изготовлению топливных сборок ростом количества реакторов», - отметил Константинов.

Он убежден, что еще одним осмысленным шагом, но уже с украинской стороны, должно стать решение о загрузке завода за счет всех без исключения украинских энергоблоков. «Сегодня мы нигде не слышим, что украинский завод должен быть, в первую очередь, загружен за счет украинских блоков, но я считаю, что именно так и следует поступить. Потом подтянется Х-3, Х-4», - добавил вице-президент «ТВЭЛ».

И с ним трудно не согласиться. Ввязываясь в такой серьезный проект как строительство завода по фабрикации ядерного топлива, Украина должна отдавать себе отчет в том, что загрузка предприятия практически полностью лежит на ней.

Что же касается экспорта украинских ТВС, то это еще очень отдаленная перспектива. «Думаю, что экспорт с украинского завода пойдет только после того, как мы закроем внутриукраинские потребности в топливе. Потом будем смотреть, где строятся новые реакторы, поскольку на существующие реакторы топливные сборки поставляются в соответствии с долгосрочными контрактами», - прогнозирует Константинов.

Все говорит о том, что ТВС Westinghouse выполнили свою функцию, склонив россиян к компромиссному решению, дальнейшее расширение использования американского топлива в Украине противоречит здравому смыслу. Конечно, до завершения строительства завода не менее 7 лет, и все эти годы Украина могла бы продолжать закупки топлива Westinghouse, к тому же мы просто обязаны, согласно договору, до 2015 года загрузить не менее 3-х энергоблоков американскими ТВС.

Есть и еще один вариант - строительство второго завода по фабрикации ядерного топлива в нашей стране  уже с участием американской компании. Однако, два завода – это слишком для Украины, которая пока так и не определилась с тем, будет ли она продолжать развивать ядерную энергетику или остановится на нынешних 15 реакторах плюс достройка 3-го и 4-го энергоблоков ХАЭС с участием все тех же россиян.

Петр Черных (УНИАН)

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение