Битва монополий: «Газпром» vs «Роснефть»

Битва монополий: «Газпром» vs «Роснефть»

Российские нефтегазовые монополисты - «Роснефть» и «Газпром» - вступили в жесткую конкуренцию друг с другом, что может привести к большей открытости российского энергетического рынка и укрепить позиции мировых энергетических лидеров.

«Роснефть» и «Газпром» - два столпа энергетики России, без которых сложно представить нынешнюю российскую экономику. Обе компании являются монополистами в сфере добычи и экспорта нефти и газа. Обе госкорпорации в условиях ухудшения внешней рыночной конъюнктуры расширяют сферы своей деятельности, неизбежно вступая в конфликт интересов. После несостоявшегося слияния в 2005-м настал период повышенной конкуренции.

И «Газпром», и «Роснефть» демонстрируют высокую активность на внутренних и внешних рынках. В частности, «Роснефть» отчиталась Владимиру Путину о завершении сделки по приобретению «ТНК-ВР» (объем - 61 млрдл долл.). «Газпром», несмотря на общее ухудшение позиций на европейских рынках, подписал соглашение с чешской группой «MND» о строительстве одного из крупнейших подземных газовых хранилищ в Европе, увеличивая свой и без того раздутый инвестиционный портфель. Начало строительства запланировано на 2014 год, введение в эксплуатацию – в 2016-ом. Инвестиции компании осуществят в равных долях, что в целом составит 128 млн долл. Объем хранилища ожидается на уровне 448 млн куб. м газа.

Не последнюю роль в соперничестве компаний играет персональная борьба между главами корпораций Алексеем Миллером («Газпром») и Игорем Сечиным («Роснефть»). Эпизодически для ослабления позиций конкурента используются третьи игроки. Например, в начале этого года Сечин заявил о необходимости предоставления разрешения на экспорт СПГ нефтяным компаниям и независимым производителям газа, упомянув «Новатэк». В случае потери «Газпромом» монополии на экспорт газа, в разряд экспортеров «голубого топлива» попадут «Новатэк» и «Роснефть». Потери газового монополиста станут столь высокими, что компенсировать их сможет лишь стремительное повышение цен на внутреннем рынке России, к чему пока не готова власть.

Кроме того, рынок стран АТР является также общим конкурентным полем. На данный момент Кремлю удается удерживать под контролем конкуренцию между монополистами, находя необходимые компромиссы в проблемных вопросах. Свежий пример – соглашение с Китаем. «Газпром» подписал с «CNPC» соглашение о поставках газа (до 38 млрд куб. м с 2018 г.) по Восточному маршруту (правда, еще не договорился о цене), а «Роснефть» подписала соглашение с этой же китайской монополией о геологоразведке и добычи нефти на условиях предоплаты. При этом «Газпром» не смог отказать себе в удовольствии пролоббировать строительство еще одного экспортного газопровода (Якутия - Хабаровск - Владивосток, «Сила Сибири»).

Еще одним конкурентным вопросом для «Газпрома» и «Роснефти» является борьба за арктический шельф. На данный момент обе компании претендуют на 3 одинаковых участка на шельфах Восточно-Сибирского и Карского морей. Разрешением данного вопроса займутся Роснедра и Минприроды РФ, но у «Роснефти», имеющей в партнерах «ExxonMobil», «Statoil» и «Eni», пока больше шансов на вытеснение «Газпрома» из шельфовых разработок на российском Севере.

Пожалуй, наиболее конфликтным вопросом остается борьба за внутренний газовый рынок. На этом поприще в 2012 году «Роснефть» нанесла несколько чувствительных ударов «Газпрому» и «Новатэку», заключив соглашения о поставках газа с компаниями «Фортум» (около 2,5 млрд куб. м газа в год, начиная с 2013-го) и «Э.Он» (1,55 млрд куб. м газа в год в течение 3 лет), и наиболее значимое – контракт с «Интер РАО ЕЭС» на поставку 875 млрд куб. м газа сроком на 25 лет, начиная с 2016 года.

Иногда «Газпром» и «Роснефть» подыгрывают друг другу в случае совпадения интересов. Один из примеров - письмо Сечина и Миллера премьеру Дмитрию Медведеву в конце января 2013 года с просьбой сохранить полную монополию «Газпрома» и «Роснефти» на шельф и не допустить частные компании даже до геологоразведки.

Нельзя исключать, что обе госкорпорации в среднесрочной перспективе ожидает похожая судьба – приватизация с допуском к управлению компаниями ключевых игроков мирового нефтегазового рынка. Так, глава «Роснефти» Сечин объявил, что «приватизация компании заявлена и она будет реализована». Британская «ВР» уже стала крупнейшим частным акционером «Роснефти», увеличив свою долю до 19,75% акций.

Также рассматриваются варианты трансформации «Газпрома» - и властью, и крупным бизнесом. Например, собственник «Русала» Олег Дерипаска предложил разделить газовую монополию на две части, одна из которых будет ориентирована на европейский рынок, вторая – азиатский.

Момент финальной распродажи российских нефтегазовых активов, скорее всего, произойдет к концу третьего президентского срока Владимира Путина. Но сначала перед компаниями будет стоять задача максимальной капитализации активов, что пока значительно лучше удается «Роснефти». Ответный шаг «Газпрома» следует ожидать уже в ближайшее время.

На украинском рынке присутствие обеих российских корпораций и расширение их интересов возможно лишь при окончательном выборе Украиной курса на Таможенный союз. В таком случае, украинский нефтегазовый рынок динамично перейдет под контроль российских энергетических монополистов. Создание возможного двухстороннего газового консорциума по управлению украинской ГТС, либо возобновление нефтяного транзита и переработки российской нефти на отечественных НПЗ, станут лишь деталями общей картины.

Роман Рукомеда

Читайте также:

Новые газовые заявления под российскую дудку

Украина must России

Украинская ГТС в ожидании участи

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter