Иллюстрация / REUTERS

Гривня над пропастью: удастся ли Украине удержаться

С момента кризиса 2008 года, экономическая ситуация в Украине напоминает пересечение болотистой местности - с большими усилиями удается сделать шаг вперед и избежать дефолта только для того, чтобы через несколько лет провалиться еще глубже. Огромный внешний долг не оставляет выбора: либо продолжение сотрудничества с МВФ в обмен на реформы, либо очередной виток девальвации и обострение кризиса.

Иллюстрация / REUTERS

В начале лета экономисты, международные инвесторы, бизнесмены и отдельные прогрессивно мыслящие представители исполнительной и законодательной власти усилили призывы продолжить сотрудничество с ключевым кредитором страны – Международным валютным фондом, которое висит на волоске. Ведь перспективы выполнения условий дальнейшего кредитования Украины – принятия закона о создании в стране независимого антикоррупционного суда – не были очевидны.

Непринятие закона либо его несоответствие рекомендациям Венецианской комиссии, делающие суд действительно независимым, однозначно привело бы к срыву как программы МВФ, так и макрофинансовой помощи Европейского Союза. А это 1,9 млрд долларов и 1 млрд евро, без которых страна не сможет расплатиться с долгами в ближайшие два года.

«Считаем своим долгом заявить: украинское государство стоит на грани глубокого экономического кризиса. Во второй половине этого года украинское правительство должно заплатить более 3 миллиардов долларов кредиторам. В следующем году около 7 миллиардов. Этих денег государство не имеет, и источники их получения пока отсутствуют. Невыплата долга означает катастрофическую девальвацию гривни с неизбежным стремительным обнищанием большинства украинских граждан», - заявила группа ведущих украинских экономистов в открытом обращении к власти.

Очевидно, понимая серьезность ситуации и учитывая свои политические амбиции, премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что уйдет в отставку, если закон об антикоррупционном суде не будет принят. Ведь, в случае срыва внешнего финансирования, любое правительство, как и действующая власть в целом, вероятнее всего, превратились бы в политических камикадзе.

В подобных условиях крайне странно звучали аргументы ряда политических деятелей о якобы потере суверенитета в случае обеспечения независимости антикоррупционного суда, а также постоянное затягивание рассмотрения законопроекта в парламенте. Ведь на кону стояло сохранение хрупкой макроэкономической стабильности. Альтернатива – кардинальное ухудшение и без того не слишком хорошего материального положения граждан и бизнеса.

Седьмого июня парламент все же пришел к политическому компромиссу и конституционным большинством принял закон об антикоррупционном суде. Однако риски, связанные с внешними долгами, до сих пор висят над украинской экономикой, поскольку суд – далеко не единственное условие внешнего финансирования.

Гройсман сейчас должен набраться решимости и убедить своих коллег в необходимости сделать несколько смелых шагов / фото УНИАН

Миссия выполнима

Международные партнеры Украины отреагировали на закон об антикоррупционном суде сдержанно. В МВФ заявили, что внимательно изучат принятый документ, а в ЕС решили ограничиться общими фразами. Тем не менее, похоже, что закон все-таки соответствует рекомендациям Венецианской комиссии - роль международных экспертов в отборе судей является ключевой.

После принятия закона Европейский парламент одобрил третий по счету пакет макрофинансовой помощи Украине в размере 1 миллиард евро. Однако это не означает их немедленное выделение – одобрить помощь должен еще и Европейский совет. Но даже после этого средства будут выделены на определенных условиях, среди которых, несомненно, будет продолжение сотрудничества Украины с МВФ.

«Для приезда следующей миссии МВФ требуется пересмотр цен на газ и проведение переговоров с Министерством финансов относительной сбалансированности бюджета», - отметил глава Национального банка Яков Смолий.

Иными словами, для обеспечения финансовых потребностей Украины на ближайшие два года необходимо получить одобрение Фондом закона об антикоррупционном суде, привести цены на газ для населения к рыночному уровню, а также сбалансировать бюджет.

Если допустить, что закон об антикоррупционном суде будет позитивно воспринят МВФ, макроэкономический мяч сейчас полностью на стороне правительства.

Избежав необходимости подавать заявление об отставке, Гройсман сейчас должен набраться решимости и убедить своих коллег в необходимости сделать несколько смелых шагов.

Именно Кабинет министров должен решить проблему корректировки раздутого бюджета с заложенными в него нереалистичными доходами от приватизации в размере более 20 млрд гривен. Кроме того, в начале текущего года бюджет не выполнялся по доходам. А повышение цен на газ потребует дополнительных бюджетных затрат на субсидии населению. В таких условиях остаться в рамках действующего бюджета и не превысить согласованный с МВФ порог его дефицита на уровне 2,5% ВВП – невозможно.

Если указанные задачи будут решены правительством, то в ближайшие несколько лет стабильности гривни, планам по сокращению инфляции и перспективам экономического роста вряд ли будет угрожать что-то серьезное.

В Национальном банке рассчитывают возобновить программу сотрудничества с МВФ до осени.

«После принятия закона «О Высшем антикоррупционном суде» появились обоснованные надежды на возобновление сотрудничества с МВФ. Если Украина получит еще два транша до завершения программы МВФ (весна 2019 года), то кратко- и среднесрочные риски для макроэкономической и финансовой стабильности сведутся к минимуму», - отмечает регулятор.

Вероятность запуска рынка земли до выборов также равна нулю / фото УНИАН

Жизнь после МВФ

Возобновление сотрудничества с зарубежными кредиторами, безусловно, является приоритетной задачей ближайшего времени. Это обеспечит стабильность до конца текущего политического цикла. Однако после очередных парламентских и президентских выборов Украина столкнется все с той же проблемой – обслуживанием и погашением внешних долгов. И в Национальном банке, и в правительстве неоднократно отмечали, что стране будет необходима новая программа сотрудничества с МВФ. В то же время, наиболее оптимальный способ борьбы с долговой нагрузкой - ускоренный экономический рост на уровне, как минимум, 5% в год - до сих пор кажется мифической перспективой.

Притока инвестиций в Украину после революции так и не произошло - они составляют около 15% ВВП. Ускоренный рост может обеспечить только приток инвестиций на уровне 25% ВВП, а это, по оценке главы Группы стратегических советников по поддержке реформ при правительстве Украины Ивана Миклоша, около 10 млрд долларов дополнительных инвестиций в год.

Страна, против которой агрессивный сосед ведет военные действия и вводит торговые и транспортные ограничения, вряд ли может рассчитывать на рост инвестиций без фундаментальных реформ. Международные партнеры, включая МВФ и Всемирный банк, а также ряд авторитетных экономистов, считают ключевыми экономическими задачами Украины запуск рынка земли и проведение приватизации.

Что касается последней, даже оптимистичный премьер Гройсман засомневался в перспективах продажи госактивов в текущем году в запланированных объемах. По словам представителя одного из крупнейших институциональных инвесторов в украинскую экономику, иностранные партнеры Украины не рассчитывают на успешную продажу хотя бы одного крупного объекта приватизации в текущем году. В год же президентских и парламентских выборов количество инвесторов, желающих купить украинские активы, скорее всего, будет стремиться к нулю. Поэтому, с большой долей вероятности, масштабная приватизации в Украине не произойдет, как минимум, до формирования новой власти.

Вероятность запуска рынка земли до выборов также равна нулю.

«Действующий мораторий на продажу земель сдерживает инвестиции, тормозит развитие аграрного рынка и лишает значительное количество граждан Украины возможности реализовать конституционное право распоряжаться своей земельной собственностью. Но даже решение Европейского суда по правам человека, который признал, что абсолютный запрет на покупку и продажу земель сельскохозяйственного назначения нарушает Европейскую конвенцию по правам человека, не отрезвило наших популистов. Должен признать, что я в этом вопросе, хоть и стою на позициях украинской Конституции и европейского права, но пока нахожусь в политическом меньшинстве», - сказал президент Украины Петр Порошенко.

Таким образом, даже в случае продолжения сотрудничества с международными финансовыми организациями, Украина, без ускорения реформ, уже через несколько лет может оказаться в исходной точке – с проблемами по обслуживанию внешних долгов, высокими девальвационными и экономическими рисками. Получится ли с ними справится - покажет время, однако выбираться из макроэкономического болота без решительных шагов будет крайне тяжело.

Максим Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter