Кредитное дежавю от МВФ

Кредитное дежавю от МВФ

Основной риск в том, что с целью принятия решения МВФ были подписаны обязательства относительно ориентиров экономической политики государства

Достижение Украиной договоренности с МВФ о получении кредита «stand-by» и поступление первого транша стало заметным событием на фоне кризисной «чернухи» последних двух месяцев. Многими экспертами, не говоря уже о политиках, этот факт преподносится как обретение Украиной некой панацеи, которая, наконец, проложит путь из кризисного тоннеля, позволив накормить всех страждущих МВФ-овскими «хлебами». В то же время, от распространения подобной риторики возникает ощущение некоторого исторического дежавю, ассоциирующегося с получением Украиной МВФ-овских поступлений в былые годы постсоветской разрухи (последний раз, как известно, Украина получала кредит от МВФ в 1998 году).

На первые роли вышли банки

Спору нет. Сам собой факт предоставления Украине первого транша кредитной линии от Международного валютного фонда сыграл важную роль в финансовой и валютно-курсовой стабилизации, по крайней мере, в краткосрочном промежутке времени. Дело не столько в использовании этих денег, сколько в информации о том, что это своеобразный «золотой запас» подкрепляет платежеспособность украинской экономики. Тем более, что в отличие от прошлых кредитов, нынешний позволено расходовать на поддержание ликвидности коммерческих банков (что и не удивительно: раньше должником, ликвидность которого надо было поддержать, было украинское государство, теперь же на первые роли вышли банки). Наличие самой возможности использования заимствованных средств для поддержания платежеспособности Украины также поможет снизить девальвационные ожидания, что положительно отразится на валютном рынке.

Учитывая небольшой размер процента, а также то, что, вероятно, далеко не вся сумма будет реально получена (поскольку stand-by предусматривает лишь кредитную линию, из которой средства могут браться лишь в случае необходимости), по мнению экспертов, даже возможное удвоение в результате использования кредита внешнего государственного долга не следует рассматривать как серьезный риск. Кредит, пусть даже за счет будущих поколений, вполне может быть погашен.

Основные риски

Основные риски, которые, увы, ускользают из поля зрения, состоят в ином. А именно, в том, что, с целью принятия решения МВФ об открытии кредитной линии первыми лицами государства и МВФ были подписаны обязательства относительно ориентиров экономической политики государства, изложенные в Меморандуме об экономической и финансовой политике. Как можно судить по копии этого документа, которая опубликована в сети Интернет, несмотря на некую либерализацию в направлениях использования кредитных средств, требования к политике по рецептам МВФ изменений практически не претерпели. Меморандум является фактическим обязательством власти осуществлять жесткую политику макрофинансовой стабилизации, которая придерживается принципов так называемого «Вашингтонского консенсуса» и базируется на жестком сбалансировании бюджета за счет уменьшения бюджетных расходов, усилении жесткости монетарной политики (переходе к режиму инфляционного тарегирования) и либерализации валютного рынка.

Применение такой политики показало свою краткосрочную стабилизационную эффективность в ряде стран Латинской Америки, стран Центральной и Восточной Европы в начале 90-х гг. ХХ в., в определенной мере – в Украине в 1994-1995 гг. Но практически неминуемым следствием подобной «шоковой терапии» в этих странах был глубокий экономический спад.

Применение макростабилизационной политики на принципах «Вашингтонского консенсуса» в Украине на современном этапе, вероятно, позволит стабилизировать валютно-финансовую систему страны. Но это крайне опасно для стратегической перспективы. Фактически, в период, когда депрессивное влияние мирового финансового кризиса и падение спроса на продукцию украинских экспортеров на внешних рынках требуют принятия действенных мер по стимулированию экономического роста, Украина принимает на себя обязательство проводить экономическую политику, непосредственно направленную на сужение внутреннего спроса, торможение инвестиционной активности, усиление волатильности валютного курса, ради приоритетной цели обеспечения внешней платежеспособности страны.

Принципы Меморандума с МВФ

В Меморандуме подобные цели прописаны вполне открыто: «фискальная политика должна внести свой вклад в обеспечение сокращения внутреннего спроса и импорта до уровней, которые отвечают ограничением относительно внешнего финансирования». Следует отметить, что на современном этапе большинством стран мира, которые пострадали от последствий мирового финансового кризиса, активно принимаются комплексы мер, направленные, напротив, на поддержание роста внутреннего спроса при внедрении прямых или скрытых протекционистских ограничений во внешней торговле.

Провозглашенное намерение внедрения инфляционного таргетирования  в условиях значительного влияния инфляционных факторов немонетарного характера будет вести, по мнению экспертов, к резкому снижению темпов прироста денежного предложения, излишнему усилению монетарных ограничений, а следовательно – торможению кредитования, в первую очередь долгосрочного, что будет вести к замедлению инвестиционной и экономической активности. В этих условиях укрепление ликвидности комбанков, действительно, будет способствовать повышению их внешней платежеспособности, но отнюдь не их укреплению в роли акселераторов внутреннего спроса. В результате усиления демонетизации экономики, следуют также ожидать вымывания оборотных средств предприятий, ослабления их сбытовой  системы. Все вышеупомянутое будет отрицательно сказываться на конкурентоспособности национальной экономики и препятствовать выравниванию баланса внешней торговли.

«Газовый» вопрос

Значительный риск содержится в намерениях повысить стоимость природного газа украинской добычи до мировой. Во-первых, это будет вести к существенному ухудшению качества жизни населения Украины, а, следовательно, усилению социальной напряженности. Во-вторых, это заметно сузит внутренний спрос на другие потребительские товары, что будет иметь дополнительное депрессивное влияние. В-третьих, это будет играть роль мощного инфляционного фактора. Любопытно, что при этом на самом высоком уровне продолжают муссироваться темы замораживания энергетических тарифов, что, вообще говоря, попросту несовместимо с обязательством перед МВФ.

К тому же, учитывая, что в Меморандуме предписаны сокращение в рамках бюджетной консолидации дотирования «Нафтогаза Украины» и коррекция коммунальных тарифов с учетом их себестоимости. Последняя, кстати, вообще не представляется реалистичной в условиях отсутствия дееспособной системы контроля над деятельностью естественных монополий, методологии обоснованного тарифообразования в сферах их деятельности и структурной нереформированности соответствующих секторов экономики. 

Приватизация и риски

Существенные риски содержатся в намерениях возобновить в 2009 г. приватизацию госимущества с целью финансирования фискальных расходов, а также разблокировать рынок сельскохозяйственной земли. По мнению экспертов, текущий этап является весьма неблагоприятным для отмеченных шагов, ввиду ухудшения в условиях кризиса финансового положения государственных предприятий, а также предприятий АПК, которые владеют землей, что снижает стоимость их активов и может вести к значительному перераспределению контроля над собственностью. Следует учитывать также девальвацию национальной валюты, которая в условиях либерализации рынка может выходить из-под контроля государства и быть применена целенаправленно для «сбивания» стоимости активов.

Рынок земли и соглашение с МВФ

Отсутствие структурной реформы, необходимой для обеспечения дееспособного функционирования рынка сельхозземли и защиты интересов сельхозпроизводителей делает эту задачу крайне рискованной. Ожидать, что в условиях нынешнего «кризиса в головах» такая реформа будет проведена в обозримые сроки, было бы полнейшим утопизмом.

«Капитуляция» национальной экономической политики

Наконец, не помешает учитывать психологический эффект соглашения между Украиной и МВФ. Де-факто такое соглашение свидетельствует о «капитуляции» национальной экономической политики, признании недееспособными механизмов и институтов отечественной валютно-финансовой политики. Это, поощряя спекулятивные инвестиции, привлеченную гарантией быстрого возврата, в то же время отпугивает стратегических инвесторов, которые должны иметь доверие к дееспособности украинской экономической политики в перспективе, которая значительно превышает двухлетний период получения кредитной линии МВФ. Поскольку заинтересованность в инвестировании в Украину объективно высока и в дальнейшем будет расти, такие инвесторы волей-неволей будут искать пути «неформального» влияния на национальную экономическую политику, чем еще более снизят суверенность последнией.

В сложившихся условиях наиболее целесообразным было бы ограничиться получением лишь первого транша от МВФ, а по возможности – не использовать и его, удовольствовавшись лишь его «демонстрационным» эффектом. Соответственно, как можно скорее отказаться от ограничений макроэкономической политики (между прочим, такая возможность Меморандумом предусмотрена). В качестве альтернативы следует разработать и внедрить инструменты усиления жесткости валютной политики, ограничивающие валютные спекуляции, структурные инструменты антиинфляционной политики, а также предусмотренные ВТО механизмы протекционистской защиты внутреннего рынка. Вместо традиционно раздаваемых МВФ рецептов стабилизации акцент в экономической политике государства должен быть отдан стимулированию экономического роста, экспортной деятельности и расширения внутреннего спроса.

Ярослав Жалило, к.э.н., Центр антикризисных исследований

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter