Четверг,
21 сентября 2017
Наши сообщества

АналитикаФинансы на крови. Кто покрывает банки страны-агрессора

Нацбанк, безжалостно пустивший под нож не один отечественный банк, всячески потворствует работающим в Украине российским банкам. Из-за этого их доля в банковском секторе чрезмерно выросла, но регулятор в упор не видит угрозы национальной безопасности со стороны финучреждений страны, которая аннексировала Крым и развязала кровопролитную войну на Донбассе.

В Нацбанке явной связи российских банков с террористами не наблюдают / telegraf.in.ua
В Нацбанке явной связи российских банков с террористами не наблюдают / telegraf.in.ua

Свыше 1,5 миллиарда гривен. Именно на такую огромную сумму в течение 2016 года всего несколько человек сумели организовать поставку продуктов питания террористам на Донбассе, используя работающие в Украине российские банки. Об этом в конце прошлого года сообщил Генеральный прокурор Юрий Луценко. По его же словам, схема была несложной: злоумышленники закупали отечественные товары якобы для экспорта в Иран, Азербайджан и Грузию. На самом деле товары автомобильным транспорта доставлялись в город Новошахтинск Ростовской области, проходили растаможку, а затем перегружались на другой транспорт, следовавший в Луганск и Донецк через неконтролируемые участки государственной границы Украины.

«Кормильцев» террористов так надежно прикрывала сеть российских банков в Украине, что им удавалось дурить даже Государственную фискальную службу, сумев получить из украинского бюджета возмещение НДС в размере 260 млн грн за псевдоэкспорт.

На злоумышленников сотрудники СБУ и прокуратуры Киевской области вышли случайно, когда отрабатывали компании, подконтрольные родственникам известного регионала Александра Ефремова, находящегося на скамье подсудимых из-за подозрений в сепаратизме.

Хотя выявить «схему с кормлением» должны были назначенные Нацбанком кураторы, которые, по информации регулятора, тщательно следят за всеми операциями финансовых учреждений страны-агрессора. Возможно, следствие установит, почему «кураторы» дали сбой. Пока же Печерский суд Киева обязал «Сбербанк», «Проминвестбанк» и «Альфа-банк» предоставить следователям всю информацию о движении денег на счетах компаний, участвовавших в вышеупомянутой схеме доставки товаров террористам.

И этот случай – отнюдь не единичный. В реестре судебных решений можно найти упоминания об огромном количестве уголовных дел, возбужденных за оказание помощи террористам на Донбассе. И в каждом случае подозреваемые проводили свои финансовые операции через российские банки.

Однако такое положение дел вовсе не беспокоит Национальный банк. Более того, там заявляют - явной связи российских банков с террористами не наблюдают. «За последние 2 с половиной года количество проверок финансового мониторинга было очень большим. Мы не видели финансирования ЛНР или ДНР через "Сбербанк". Мы видим в "Сбербанке" те же проблемы, связанные с финансовым мониторингом, которые есть и во многих других банках. ЛНР-ДНР мы там не наблюдаем. Понятно, что мы применяем такие-же подходы - штрафуем-наказываем – как и другие банки, но явного мы действительно там не видели», - заявила на пресс-конференции заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова, сделав ударение почему-то исключительно на "Сбербанке". Хотя страна-агрессор представлена в Украине 8 финансовыми учреждениями, четыре из которых – «Сбербанк», «ВТБ», «Проминвестбанк» и «Альфа-банк» входят в топ-15 крупнейших.

Финансы на крови

Российские банки всегда были в почете в Украине. Особенно во времена президентства Януковича. Тогда режим даже заставлял стратегические предприятия брать кредиты в российских банках и держать там свои депозиты. К примеру, только «Укрзализниця» с 2011 по 2013 год одолжила у российских банков почти 20 млрд грн.

Неудивительно, что активы у финансовых учреждений росбанков росли как грибы после дождя – почти на 45% в период с 2010 по 2014 год, что явно быстрее, чем у отечественных крупнейших банков. Особенно ускоренно развивались именно «Сбербанк России» и «Проминвестбанк». Ситуация для российских банков не изменилась даже после аннексии Крыма, торговой войны и начала кровопролитного противостояния на Донбассе. Враг тысячами убивал украинских солдат, утюжил города и села из всевозможных орудий разного калибра, уничтожал инфраструктуру, остановил транзит украинских товаров по своей территории, однако его финансовые учреждения как ни в чем не бывало продолжали в Украине зарабатывать деньги. Тем более, что задача «пылесосить» украинских граждан и предприятия упрощалась еще и на фоне банкротства десятков отечественных финучреждений.

В частности, в 2015 году – в разгар военных действий на Донбассе – банки с происхождением из страны-агрессора, после незначительного проседания в 2014 году, смогли значительно увеличить свои позиции по депозитам. Так, в 2015 году «Сбербанк России» нарастил объем депозитов на 25%, «ВТБ-банк» - на 9,5%, «Проминвестбанк» - на 13,5%, а «Альфа-банк» и вовсе на 28%. Хотя в отечественных банках отток депозитов составил почти 30%.

По итогам 2016 года работающие в Украине банки с российским капиталом дружно задекларировали убытки на миллиарды гривен. Однако это вовсе не значит, что дела у них идут из ряда вон плохо. Вовсе нет. Четыре банка российского происхождения по-прежнему входят в топ-20 крупнейших банков страны.

В начале февраля заместитель главы НБУ Наталья Рожкова на пресс-конференции заявила, что в банки с российским капиталом остаются крупными игроками на рынке депозитов – у них хранится 22 млрд грн вкладов населения и 16 млрд грн средств юридических лиц. Достаточно внушительный и кредитный портфель - около 140 млрд грн. «Там действительно большая доля госсектора в их операциях», - уточнила Рожкова.

/ Фото facebook.com
Рожкова заявила, что банки с российским капиталом по-прежнему остаются крупными игроками на рынке депозитов / Фото facebook.com

«А чего удивляться, большой доли госсектора не быть, если среди сотрудничающих с банками страны-агрессора значатся такие государственные гиганты, как «Укрзализныця», «Укрэнерго», «Администрация морских портов Украины», «Государственное космическое агентство Украины», целый ряд угольных предприятий, сельхозпредприятия и даже структуры «Укроборонпрома»», - заявил УНИАН народный депутат, член партии «Укроп» Виталий Куприй. По его словам, в контролируемых Российской Федерацией банках более 70 крупнейших предприятий имеют зарплатные проекты, открытые счета и средства на них, кредитные линии и задолженности.

«Среди банков, которые предоставляют услуги украинским госструктурам, – «Сбербанк», «Проминвестбанк», «Альфа-Банк», «БМ Банк», «ВТБ Банк». Это не только делает зависимыми от агрессора наши государственные компании, но и создает настоящую угрозу национальной безопасности Украины», – отметил Виталий Куприй, добавив, что в правительстве ему сообщили об отсутствии полной информации, какое имущество находится в залоге российских банков.

Гонтарева претензий не имеет

Но Нацбанк в деятельности российских банков угрозы национальной безопасности в упор не видит. Все эти годы регулятор как мантру повторял одно и тоже – в Украине нет российских банков, есть банки с российским капиталом, и к ним претензий нет.

"Там находятся наши кураторы. Первый стресс-тест, который был в 2014 году, они прошли. Они докапитализировали свои учреждения. Второй тоже стресс-тест прошли", - заявила с трибуны Верховной Рады Валерия Гонтарева еще в феврале 2016 года, особо подчеркнув, что у Нацбанка вообще нет причин предъявлять хоть малейшие претензии к ним.

Вместе с тем Гонтарева отметила, что претензии к этим банкам может выдвинуть возглавляемый президентом Совет национальной безопасности или Верховная Рада.

Эти же доводы в очередной раз от Национального банка прозвучали и в свежем специальном разъяснении от 17 февраля 2017 года. В нем сказано: у НБУ нет оснований для прекращения работы банков с российским капиталом в Украине.

«Но народные депутаты Украины могут разработать и внести соответствующий законопроект - свое видение того, какой должна быть дальнейшая судьба банков с российским государственным капиталом на рынке Украины», - сказано в заявлении НБУ, опубликованном на прошлой неделе.

Валерия Гонтарева / REUTERS
Валерия Гонтарева / REUTERS

Отчасти в НБУ правы – право вводить санкции действительно закреплено за парламентом и СНБО. И Украина их вводила. Еще в августе 2014 году Верховная Рада приняла правительственный закон, которым предусмотрено более 20 видов ограничительных мер в отношении 172 физических и 65 юридических лиц из России. В начале 2015 года Украина решением СНБО расширила санкции уже на 160 российских компаний, а осенью 2016 года список увеличился до 682 компаний. В него вошли около 30 средних и мелких банков из России, включая такие экзотические, как Краснодарский краевой инвестиционный банк. Однако крупнейших государственных и частных российских банков, имеющих «дочек» в Украине, в санкционном списке не оказалось. Что весьма странно – весь мир из-за действий Кремля в Украине ввел санкции против российских госбанков на глобальных рынках, но сама страна, в защиту которой были задуманы эти санкции, ничего подобного не сделала.

Но правда и то, что НБУ в вопросе санкций в отношении российских банков явно лукавит. Регулятор не только не ужесточает к ним требования, но и всяческим им потворствует, время от времени делая поблажки. К примеру, в ноябре 2016 года НБУ, вопреки действующему законодательству, сделал исключение для «БМ банка», входящего в группу «ВТБ». Для этого Нацбанк обновил порядок применения санкций, разрешив ему докапитализацию, в результате банк смог избежать потери лицензии из-за снижения капитала ниже допустимого уровня.

Связная Кремля?

Впрочем, теплые отношения Гонтаревой к российским банкам, скорее всего, не случайность. По крайней мере, к такому выводу можно прийти, если вспомнить еще ряд обстоятельств. Первое. Весной 2016 года журналисты программы "Наши гроши", исследуя документы известной панамской компании Mossack Fonseca, специализировавшейся на регистрировании офшорных компаний, обнаружили связь главы НБУ с государственным российским банком «Внешторгбанк». Оказывается, до осени 2014 года Валерия Гонтарева официально была совладелицей компании ICU, владея равными долями Галиной Улютиной, женой замглавы российского государственного банка «ВТБ» Юрия Соловьева. Кроме того, журналисты обнаружили, что офшорная компания Соловьева QuillasEquities выдала кредит в 10 млн долл. офшору KerantoHoldingsLtd (BVI), адрес которого полностью совпадает с центральным офисом группы ICU.

Безусловно, данные факты можно списать на то, что состоялись они до войны с Россий и на то, что Гонтарева продала свою долю в ICU перед назначением в Нацбанк. Но ведь она после этого получала от финансовой группы миллионы гривен…

И второе. Не так давно журналист Александр Дубинский, ссылаясь на свои источники, заявил, что в конце 2016 года Гонтарева провела рабочую встречу с главой государственного банка РФ «Внешэкономбанка» – Сергеем Горьковым. Последний – не только банкир из страны-агрессора, но является работником российских спецслужб и даже имеет от Кремля ряд государственных наград. Однако до сих пор неизвестно, заинтересовались ли этой «конспиративной встречей» в Службе безопасности Украины.

/ Фото wikipedia.org
Журналист сообщил, что Гонтарева провела рабочую встречу с главой государственного банка РФ «Внешэкономбанка» / Фото wikipedia.org

«Гонтарева и Рожкова ведут свою игру с российским банками. Но искать управу на них в Украине пока бесполезно», - считает народный депутат Сергей Тарута. В разговоре с корреспондентом УНИАН он сказал, что привлечь к ответственности нынешнее руководство можно лишь с помощью ФБР или европейских правоохранительных органов.

«Мы с ними постоянно общаемся, сообщаем информацию и надеемся на соответствующее разбирательство и Европе, и в Америке», - намекнул Тарута.

Российские банки: а есть ли угроза?

Ради справедливости нужно сказать, что под давлением общественности руководство НБУ в начале февраля (спустя три года с начала кровопролитной войны) впервые публично заявило, что будущего у российских банков в Украине нет. "Учитывая существующие санкции, говорить о потенциальной будущей докапитализации банков с российским капиталом мы не можем", — заявила замглавы НБУ Екатерина Рожкова. По ее словам, докапитализация российских банков за счет конвертации ранее привлеченных материнских ресурсов в капитал преимущественно произошла, а вливание нового капитала запрещено санкциями.

"Для них есть два пути — или найти нового собственника или постепенно сокращать свое присутствие на рынке", - резюмировала Рожкова, считая, что это и есть цивилизационные пути ухода российского капитала из украинской банковской системы.

Впрочем, российские банки (или, выражаясь политкорректно, «банки с российским капиталом») фактически не отреагировали на заявления Рожковой, что неудивительно – там прекрасно осведомлены об отсутствии у регулятора жесткой стратегии по отношению к финучреждениям страны-агрессора.

Нет единого мнения в отношении российских банков и среди экспертного сообщества. Одни считают, что коль они худо-бедно соблюдают украинское законодательство, платят налоги и создают рабочие места, то нужно разрешить им работать и дальше.

Другие указывают, что банки страны-агрессора – это мина замедленного действия для банковской системы Украины. Взорваться может в любой момент. Однако в Украине далеко не все это понимают, особенно во властных кабинетах.

В России банки всегда были проводниками государственной политики. И если акционер в лице государства ведет сразу на всех фронтах войну против нашей страны, то трудно поверить, что российские финансовые учреждения только и думают, как бы поработать на благо Украины.

Кстати, база Черноморского флота в Крыму до поры до времени также соблюдала украинское законодательство.

Николай Бабич

Теги: банки, Россия, Нацбанк

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение