Пятница,
20 октября 2017
Наши сообщества

ИнтервьюДиректор ЕБРР в странах Восточной Европы Фрэнсис Малиж: "В украинской судебной системе феномен "спортивной рыбалки": поймали большую рыбу, сфотографировались и отпустили обратно в пруд. Это нужно прекращать"

Директор Европейского банка реконструкции и развития в странах Восточной Европы и Кавказа Фрэнсис Малиж в интервью украинским журналистам рассказал о ключевых препятствиях для притока иностранных инвестиций в Украину и перспективах финансирования банком закупок газа, а также оценил происходящий в нашей стране процесс приватизации и поделился планами ЕБРР по инвестированию в капитал госбанков и других компаний.

Малиж: Мы хотим ежегодно инвестировать в Украину миллиард / Фото УНИАН
Малиж: Мы хотим ежегодно инвестировать в Украину миллиард / Фото УНИАН

Всемирный банк считает, что украинская экономика для выхода на докризисный уровень должна расти на 4% ежегодно. Каковы оценки ЕБРР? Какие шаги нужно предпринять, чтобы достичь такого роста?

Главное – привлекать инвестиции, для чего важно создать такое законодательное и бизнес-поле, чтобы инвесторы чувствовали себя безопасно и были уверены, что их инвестиции будут работать нормально. Это касается как зарубежных, так и украинских инвесторов. Для этого нужно предпринять ряд шагов, некоторые из которых Украина уже сделала.

Первое – это макроэкономическая стабильность. До 2013 года в стране была иллюзия стабильности - фиксированный обменный курс. Но искусственная поддержка стабильности гривни вела страну в бездну с ростом дефицита торгового баланса и отсутствием полноценной торговли в принципе. После девальвации сложилась ситуация, что курс гривни опустился, но он отвечает реалиям рынка.

Второе: банковский сектор должен осуществлять свою основную функцию - кредитовать бизнес. В этой сфере произошли серьезные изменения, и сегодня банки готовы брать на себя риск и кредитовать. Понятно, что еще много нужно сделать, но тенденция позитивная.

Демонстрацией достижений Украины стал успешный выпуск евробондов. Впервые после долгого перерыва Украина вышла на рынки капитала, и это абсолютная победа. Но чемпион, получивший золотую медаль, уже на следующий день начинает тренироваться, чтобы получить следующую. И нужно четко понимать, что Украина не может себе позволить почивать на лаврах.

Другое направление, где были успехи, но незначительные, - это реформирование правоохранительной системы и юриспруденции. Есть Национальное антикоррупционное бюро, которое работает более-менее нормально. Но судебная система, к сожалению, не поддерживает его усилия. В украинской судебной системе феномен «спортивной рыбалки»: поймали большую рыбу, сфотографировались и отпустили обратно в пруд. Это нужно прекращать.

Украине удалось достичь ряда существенных результатов: это и система электронных госззакупок ProZorro, и очистка банковского сектора, и пересмотр цен на газ. Но этого недостаточно. Если не работает юридическая система, нет возможности привлечь к ответственности людей, допустивших серьезные нарушения. И серьезных успехов в долгосрочной перспективе не будет.

Часто, когда я говорю с инвесторами, их первый вопрос, насколько безопасными будут инвестиции и насколько будут уважать права собственности. Это сложный вопрос. Важно, чтобы годами сложившееся мнение инвесторов об Украине изменилось.

Малиж: Украине удалось достичь ряда существенных результатов. Но этого недостаточно / Фото УНИАН
Малиж: Украине удалось достичь ряда существенных результатов. Но этого недостаточно / Фото УНИАН

Готов ли ЕБРР продолжать кредитовать «Нафтогаз» после того, как его наблюдательный совет, по сути, распался?

Эту проблему – с наблюдательным советом в «Нафтогазе» - нужно решить. Мы работали с большой семеркой, с родственными международными финансовыми организациями, вышли с предложениями к правительству в этой связи и надеемся, что процесс корпоративного реформирования «Нафтогаза» продолжится. С одной стороны, это проблема требует безотлагательного решения, поскольку не допустимо, чтобы компания такого размера работала без набсовета.

С другой стороны, время для решения этой проблемы еще есть. Закупки газа, как правило, осуществляются в летнее время. Срок предыдущей трехлетней программы на 300 миллионов, подписанной в 2015 году, официально истекает в конце зимы. Безусловно, мы хотим продлить и может быть даже увеличить объем этой кредитной линии. Но за этот период нужно договориться, что делать с корпоративным управлением.

Каковы результаты программ ЕБРР по поддержке приватизации в Украине?

Результатов нет. И это один из самых больших провалов. В английском языке есть определение сумасшествия как многократные попытки сделать одну и ту же вещь с известным негативным результатом, но ожидания от каждой такой попытки -  новые. Вероятно, нужно попробовать что-то другое. Мы с Одесским припортовым заводом два раза пробовали - дважды был провал. Ряд приватизаций пакетов облэнерго в августе, мягко говоря, были далеки от международных стандартов – на безальтернативной основе без какого-либо конкурса. Такая приватизация не в интересах государства.

Кабинет министров подал в парламент законопроект о приватизации, который в случае его принятия существенно улучшит ситуацию. Но нужны другие подходы со стороны Фонда госимущества. Фонд должен обладать достаточными полномочиями, чтобы проводить приватизацию. Если будет политическое решение проводить приватизацию, а у Фонда будет достаточно полномочий – такая приватизация будет успешной. И такую приватизацию мы сможем поддержать.

Прежде всего, наша поддержка - это техническая помощь, которая может предоставляться как государству, так и в форме целевой помощи по улучшению процессов в конкретной компании, как это происходит в «Нафтогазе». Также ЕБРР может быть инвестором, покупая миноритарную долю компании с целью ее подготовки для дальнейшей продажи стратегическому инвестору либо одновременно со стратегическим инвестором, когда, к примеру, стратег покупает 51%, а ЕБРР – 9%.

Какие объекты могут быть интересны ЕБРР как инвестору?

Есть достаточно большое количество компаний, которые находятся в госсобственности. Разумеется, инвесторам будут интересны компании в энергетическом секторе, какие-то сельскохозяйственные предприятия. Но прежде всего правительству нужно решить, что будет продаваться. Зачем держать в госсобственности компании, которые не представляют стратегического интереса для страны?

В данный момент в госсобственности находятся порядка 3 тысяч предприятий, из которых активны примерно половина. Не все эти компании привлекут крупных инвесторов, но стоит принимать решение, оставлять ли эту компанию в госсобственности, исходя из наличия стратегического интереса для страны, а не только из интереса инвесторов.

К примеру, в чем стратегическая важность для страны отеля или земельного участка со складами в центре Киева? Зачем оставлять такие активы в госсобственности? Или выпускать паротурбины, если в мире достаточно компаний, которые делают это гораздо лучше? Когда мы получим ответы на эти вопросы, станет понятно, что и когда нужно приватизировать.

Возможно ли вхождение ЕБРР в капитал одного из госбанков уже в следующем году?

К сожалению, предсказания – вещь неблагодарная. Есть закон о госбанках, который позволяет улучшить систему их корпоративного управления. С учетом дефицита времени и сложных обстоятельств, мы попытались создать модель управления в национализированном «ПриватБанке». В этом банке есть независимый наблюдательный совет, имеющий все полномочия для управления структурой и ограничивающий политическое влияние на банк. И нашу работу поддерживает акционер-государство в лице министра финансов Александра Данилюка.

Малиж: инвесторам будут интересны компании в энергетическом секторе, какие-то сельскохозяйственные предприятия / Фото УНИАН
Малиж: инвесторам будут интересны компании в энергетическом секторе, какие-то сельскохозяйственные предприятия / Фото УНИАН

Закон, о котором я говорил, предполагает, что система управления в других банках будет развиваться таким же образом. Как только этот закон начнет работать, мы можем говорить об инвестициях в госбанк как миноритарный акционер. Но сколько потребуется времени, мы не можем сказать.

Разумеется, нужно менять ситуацию, когда больше половины банковской системы - в собственности государства. Мировая практика показывает, что банки в госсобственности регулярно требуют докапитализации, поскольку решения в этих банках, скорее всего, политически мотивированы. Это не только украинская проблема, что доказывает опыт таких стран как Франция и Азербайджан.

Учитывая все недостатки Украины, ЕБРР может сократить объем инвестиций в нашу страну?

У нас достаточно денег. Как только инвестиционный климат улучшится, мы будем делать больше проектов. Мы хотим ежегодно инвестировать в Украину миллиард (евро). Но в прошлом году, к сожалению, было всего 600 млн, и конечно, ЕБРР этим не очень доволен. В этом году объем бизнеса будет зависеть от трех проектов – Харьковский метрополитен и 2 проекта для железной дороги

Также есть большой проект внедрения энергосберегающих технологий на одном частном предприятии, но мы пока не можем разглашать его детали. Пока рано говорить о годовом объеме, но эти четыре транзакции - три в государственном и одна в частном секторе – определят итоги года.  ​

Ольга Гордиенко

Теги: ЕБРР в Украине, Фрэнсис Малиж, инвестиции в Украину

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение