Сказки о росте экономики и мифы о борьбе с коррупцией

Николай Бабич
08:00, 30 января 2018
Финансы
4175 4
Мнение

К примеру, экономический рост ускорится до невероятных 3,4%. Спрашивается, откуда такой оптимизм и вера, если по итогам 2017 года вроде бы с большой натяжкой выходим на 2% ВВП?

Специалисты главного финансового учреждения страны уверены: главным драйвером роста украинской экономики станут растущие доходы украинцев, в том числе пенсионеров. Судя по всему, в 2018 году народ, включая бабушек с дедушками, не доллары будут скупать (кстати, Нацбанк нынешнее стремительное падение гривни только этим и объясняет), а начнет немного инвестировать и более активно покупать товары. Убедительный, конечно, драйвер. Впрочем, в глубине банковской души Нацбанк в нем все же немножко сомневается, поэтому уточняет: эффект от бабушек-инвесторов ожидается краткосрочный.

И это при том, что инфляция по-прежнему будет у простого люда съедать все то, что нажито непосильным честным трудом. При чем съедать даже больше, чем полагается. Ведь даже Нацбанк – и тот стал побаиваться, что инфляционные процессы выйдут в стране из-под контроля, а потому – резко поднял ставку учетную ставку (процент, под который НБУ одалживает деньги коммерческим банкам).

И это при том, что инфляция по-прежнему будет у простого люда съедать все то, что нажито непосильным честным трудом. При чем съедать даже больше, чем полагается

Хотя вот премьер Гройсман инфляции не боится. Говорит, при нем экономика вовсе не вялая, а очень даже упругая или вообще почти твердая, и доходы украинцев растут быстрее, чем цены на товары. Впрочем, так ли это – каждый по себе может сравнить. Наверное, если взять таких украинцев, как глава Аудиторской службы – спору нет, их доходы растут действительно очень стремительно. Неудивительно, что глава Аудитслужбы удивляется, чего это к ней детективы НАБУ цепляются, ведь золотые слитки у каждой украинской семье имеются.

Но вернемся к экономике. Расти она, родимая, должна и благодаря возрастающему экспорту товаров. Вроде бы на внешних рынках в 2018 году благоприятные времена наступают и новые рынки открываются.

Что еще? По мнению НБУ, способствовать экономическому росту будет «смягчение фискальной политики» и активная инвестиционная деятельность предприятий. Но откуда у предприятий появятся свободные деньги на инвестиции, если грядут очередные волны повышений тарифов на все – и на электроэнергию, и на перевозку товаров, на и ЖКХ, и, конечно, на зарплату, чтобы оставшаяся рабочая сила не покинула родные пенаты?

Что будет сдерживать рост – так это традиционное отсутствие нормального цивилизованного кредитования. Его не было в прошлом году, и не будет в году наступившем – Нацбанк открыто признался. А все потому, что, как оказывается, слишком слабо у нас защищены права кредиторов. А как же заявление без пяти минут уволенной, но хорошо отдохнувшей, Гонтаревой о том, что в Украине теперь – самая сильная банковская система? Врет, что ли?

По мнению НБУ, способствовать экономическому росту будет «смягчение фискальной политики» и активная инвестиционная деятельность предприятий

И вот в своих прогнозах Нацбанк делает одно, очень маленькое, но важное уточнение – экономику ждет рост, если продолжатся структурные реформы и, самое главное, - сотрудничество с МВФ.

Да, Нацбанк говорит и о том, к каким печальным последствиям приведет отсутствие взаимодействия с МВФ, тем более, что стране придется в течение трех лет отдать 16 миллиардов долларов долгов.

Но об этом и так все знают. Вопрос в другом – почему НБУ не говорит, по чьей вине сотрудничество с МВФ практически заморожено? Почему из $4 млрд., обещанных в 2017 году, Украина получила всего 1 миллиардик? А ведь сколько чиновничьих прогнозов было о том, что вот-вот Украина получит очередной транш…

МВФ капризничал? Да особо нет. Ничего сверхъестественного от нас не требовали – честной и прозрачной приватизации (а не прихватизации, чем все годы страдает украинская власть) разрешения купли-продажи сельхозземли, незначительного поднятия цен на газ для населения, коль ранее обещали, и, уму не постижимо, - бороться с… коррупцией! Вернее, даже, не сколько бороться, а сколько демонстрировать желание покончить с этим злом.

Но ведь и этого не демонстрировали. Больше года просили создать Антикоррупционный суд. Но нет. Наши то и дело – всякие отмазки лепили. То нигде в мире таких судов, то давайте создадим антикоррупционные палаты при Верховном суде, то еще давайте как-нибудь да что-нибудь придумаем…

Вопрос в другом – почему НБУ не говорит, по чьей вине сотрудничество с МВФ практически заморожено? Почему из $4 млрд., обещанных в 2017 году, Украина получила всего 1 миллиардик? А ведь сколько чиновничьих прогнозов было о том, что вот-вот Украина получит очередной транш…

Но после того, как президент, вопреки пожеланиям Евросоюза и общественных активистов, все-таки назначил десяток сомнительный личностей в Верховный суд, да еще в совокупности с невиданной атакой на антикоррупционные органы (НАБУ и НАЗК) – терпение у Запада лопнуло. И вот, фактически с конца 2017 года, у МВФ, Мирового банка, ЕС и т.д. появилось одно жесткое требование – создать Антикоррупционный суд. Без вариантов. При чем, решающее право при отборе антикоррупционных судей отныне должно быть за общественными организациями и экспертами, избранными международными организациями. Иначе бабок не дадут. Ну, вот прям как Байден с Шокиным.

Наверное, в Давосе Порошенко виртуозно пообещал главе МВФ Кристин Лагард исправится и способствовать принятию нужного закона в нужной редакции. Хотя, на всякий случай, суеверно призвал «скрещивать пальцы» в надежде уже весной получить очередной транш.

Может, все-таки, действительно – и пальцы скрестить, и по столу постучать, чтоб власть – президент и правящая коалиция – в самое ближайшее время внедрили законодательство касательно этого злополучного суда? Иначе очередной обман (а доверия и так уже нет) дорого нам всем обойдется…

Впрочем, стоить обратить на еще один нюанс – о прямой зависимости борьбы с коррупцией и ростом экономики. Ведь власть, особенно, премьер Гройсман, любит неудачи и провалы в экономике списывать исключительно на блокаду Донбасса добровольцами.

Но никто почему-то не говорит, что стремительное падение инвестиций началось с третьего квартала 2017 года, когда бизнес (отечественный и зарубежный) осознал: судебная реформа в Украине провалилась. «Инвесторы начали понимать, что начатая комплексная судебная реформа на самом деле не приведет к очищению судебной системы, и это ставит под сомнение реализацию прав собственности в стране», - указывает известный эксперт и аналитик, старший научный сотрудник Atlantic Council Андрерс Аслунд.

А под конец прошло года тенденции вовсе ухудшились. Бизнес буквально воет от рейдерских атак и необоснованных обысков со стороны силовых структур. И очень мало надежды, что в 2018 году все изменится в лучшую сторону.

Впрочем, стоить обратить на еще один нюанс – о прямой зависимости борьбы с коррупцией и ростом экономики. Ведь власть, особенно, премьер Гройсман, любит неудачи и провалы в экономике списывать исключительно на блокаду Донбасса добровольцами

Ведь, чтобы измениться, нужно признать ошибки и промахи. А этого никто не собирается делать. На полях Давоса Порошенко сказал, что это «была самая успешная осень реформ» и в стране появился реорганизованный Верховный суд, с высоким уровнем доверия.

Но на Западе так не считают. «Мы не видим решительных шагов по борьбе с коррупцией и прогресса в реформах для того, чтобы у бизнеса возникло доверие", - безжалостно констатирует спецпредставитель США Курт Волкер в интервью «Немецкой волне».

И это я уж не говорю о высказанной «решительной обеспокоенности» экс-вице-президента Байдена по поводу регресса борьбы с коррупцией. А ведь это тот человек, который еще совсем недавно с украинскими властями говорил по телефону чаще, чем со своей женой…

Николай Бабич

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter