Воскресенье,
20 августа 2017
Наши сообщества

«Для ликвидации «темных» схем необходимо ввести для страховых компаний налог на прибыль»…

Интервью председателя Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Виктора Суслова...

О росте спроса на схемы оптимизации налогообложения через СК в период кризиса, введении отдельной лицензии на пререстрахование, нежелании Нацбанка идти навстречу страховщикам и кредитным союзам, о том, как дорого обходятся временные администраторы проблемным финучреждениям, рассказал в интервью УНИАН председатель Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Виктор Суслов.

- Виктор Иванович, Государственная налоговая администрация выразила обеспокоенность относительно масштабов уклонения от уплаты налогов с использованием механизма перестрахования. Действительно ли ухудшилась ситуация в этой сфере во время кризиса?

Государственная налоговая администрация считает, что операции по перестрахованию активно используются для уклонения от налогообложения, и вполне понятно, почему у ГНАУ сложилось такое мнение. Согласно законодательству, страховые компании не платят налог на прибыль, вместо него платят налог на собранные страховые премии и минус перестрахование (3% суммы собранных страховых платежей и минус премии, отданные в перестрахование). Преимущество – данный налог очень легко подсчитать, но в итоге оказывается, что многие компании уплачивают в госбюджет сумму, которая значительно меньше, чем 3% собранных страховых премий. Насколько я знаю, по данным налоговой администрации, в среднем реальная ставка налогообложения при такой системе составляет менее 1%. Средства, которые направляются на перестрахование, очень часто перестраховываются по нескольким компаниям многократно, а в конце такой цепочки  часто находится компания-однодневка, которая принимает объемы средств по перестрахованию, размещает их, иногда выводя за границу, обналичивает, используя в каких-то незаконных операциях, налог вообще не платит, затем самоликвидируется. Это те мотивы, на основании которых налоговая администрация критикует страховой рынок. Но при этом налоговиками часто делаются ошибочные выводы, они начинают бороться с перестрахованием как таковым. Бороться нужно с совершенно другими факторами, ведь в соответствии с законодательством перестрахование не только допускается, оно является абсолютно необходимым и объязательным в тех случаях, когда страховая компания не в состоянии самостоятельно принять на удержание большой объем ответственности.

Если говорить о регулировании страхового рынка, то главная ошибка законодателя заключается в том, что страховые компании освобождены от уплаты налога на прибыль. Такая схема дает возможность законного, я подчеркиваю, в рамках действующего законодательства, использования страховых компаний для снижения уплаты налога на прибыль в бюджет крупными промышленно-финансовыми группами. Именно поэтому в их составе есть страховые компании. По многим видам страхования для промышленных предприятий объем страховых платежей относится к валовым расходам, соответственно, на эту сумму уменьшается налогооблагаемая прибыль предприятия. Если бы эта сумма вошла в состав прибыли, она бы облагалась налогом по ставке 25%, но как страховой платеж - по ставке 3%. А если из этой суммы еще вычитаются объемы, направленные на перестрахование, то реально размер уплаты налога оказывается еще ниже. По нашим подсчетам, из-за такой особенности налогообложения государственный бюджет теряет около 3 – 4 млрд. грн. в год. Поэтому появилось большое количество СК, которые занимаются только оптимизацией налогообложения.

Ранее, в 2003-2004 годах, схема заканчивалась перестрахованием за границей, в основном, в странах Балтии. Тогда в среднем из Украины в год выводилось порядка 500 млн. долл.  Мы ввели прямой контроль всех договоров перестрахования за границей, а затем при участии международных организаций каналы вывода денег были перекрыты. Несмотря на успех, основы оптимизационных схем не были ликвидированы, а именно - отсутствие налогообложения прибыли страховых компаний. Поэтому появились перегонки денег через перестрахование от компании к компании внутри Украины. При этом компании такого рода начали сосредотачивать очень большие обороты. К примеру, недавно мы прекратили деятельность одной схемной компании, которая никому не известна, но на самом деле была абсолютным лидером страхового рынка Украины по итогам 2008 года. Она формально собрала в прошлом году более 1 млрд. грн. страховых премий, в первом квартале 2009 года успела собрать 340 млн. грн. Мы забрали у компании лицензию, сейчас она с нами судится. За последние месяцы мы выявили еще около 10 подобных компаний, их будем закрывать. Но это не значит, что в работе по уходу от налогов не будут появляться новые компании. Напомню, 200 зарегистрированных страховых компаний собирают менее 1% страховых платежей по рынку, а это значит, что они многие из них находятся в режиме консервации и ждут, когда на них перекинут схемные операции. Потом квартал-два они поработают, мы их выявим, закроем и т.д.

Борьба с таким явлением не очень эффективная, т.к. в Украине есть всем известная особенность - зарегистрировать новую страховую компанию очень легко, в течение 30 дней мы обязаны выдать лицензию, если поступает соответствующая заявка. Вот и выходит, хоть мы и прекратили в этом году деятельность около 30 страховых компаний, почти такое же количество получило новые лицензии.

- Что, по Вашему мнению, на сегодня является эффективной борьбой с таким явлением?

В 2006-2007 годах был подготовлен проект нового Налогового кодекса Украины, которым предполагалось распространить на страховые компании общую систему налогообложения, и тогда экономические основания для схем оптимизации налогов были бы ликвидированы. Но Налоговый кодекс не принят, дискуссии начались заново. Стоит отметить, что сейчас самый подходящий момент для внесения в законодательство необходимых изменений. Сейчас очевидно, что не только государству, но и классическому страховому рынку общая система налогообложения прибыли на самом деле выгодна, а система налогообложения премий – выгодна только схемщикам.

Сегодня решение проблемы упирается исключительно в позицию депутатов Верховной Рады Украины. Поскольку очень многие из них являются собственниками промышленно-финансовых групп и страховых компаний, Верховная Рада, скорее всего, инициативу по переводу страхового сектора на общую систему налогообложения не поддержит. При украинском принципе формирования депутатского корпуса (выборы по закрытым спискам, участие в которых, как правило, является платным), интересы каждого отдельного народного депутата зачастую противоречат интересам украинского народа.  Поэтому, для решения проблемы необходимо серьезное давление со стороны международных организаций, таких как FATF.

- Насколько целесообразно сегодня вводить отдельную лицензию на право осуществления перестраховочной деятельности?

Мы в свое время подготовили проект закона относительно введения отдельной лицензии. Такая практика, в частности, существует в России, и она эффективная. Считаю, что и для Украины отдельна лицензия на перестрахование имеет смысл. Кроме того, это способствовало бы созданию института профессиональных перестраховщиков, т.е. компаний, которые занимаются исключительно перестраховочной деятельностью. Кстати, крупнейшие перестраховочные компании мира как раз и являются такими профессиональными перестраховщиками.

- Как Вы относитесь к инициативе Государственной налоговой администрации внести изменения в Закон «О налогообложении прибыли предприятий», согласно которым база налогообложения рисковых страховых компаний увеличится за счет того, что из общей суммы полученных страховых платежей не будут вычитаться отданные в перестрахование резидентам платежи?

С учетом, того, что я уже сказал, данная инициатива ГНАУ ошибочная. Не только потому, что она с нами по этим вопросам не консультировалась, а главным образом из-за того, что налоговики не понимают сути перестрахования. Они видят, что если сумма, которая идет на перестрахование, вычитается из базы налогообложения, то бюджет теряет, значит давайте облагать налогом все. Но облагать все, это значит, что одна и та же сумма страховой премии, поскольку перестрахование все равно необходимо, будет облагаться налогом несколько раз у каждого перестраховщика, а их может быть и два, и три, и больше. Это экономически не справедливо. Но нужно также учесть, что всегда в конечном счете в таких ситуациях за все платит потребитель. Т.е. страховые компании вынуждены будут повысить тарифы на страхование и потребитель заплатит больше в бюджет. У ГНАУ не может быть цели просто собрать как можно больше налогов, налоговая система имеет такую важнейшую функцию, как стимулирование производства, увеличение объемов предоставляемых услуг. То, что сейчас налоговая предлагает - дестимулирующая функция, что не будет способствовать развитию рынка страхования. Данный рецепт негоден, а правильный - не применяется.

- Насколько сейчас отрегулирован механизм передачи или покупки страховых портфелей?

В 2004 году был отработан пилотный проект присоединения компании «Терен» к компании «Универсальная» одновременно с передачей портфеля обязательств. Есть и нормативные акты того периода. Другое дело, что данный механизм готовился для случая присоединения одной компании к другой. Сейчас возникают другие проблемы, в частности, компании, испытывающие сложности, готовы передать портфель или продать. Вопрос не в отсутствии юридических механизмов. Есть несколько вариантов такой передачи портфеля. Самый простой не требует внесения изменений в законодательство, потому что его можно провести, руководствуясь Гражданским кодексом - когда обязательства передаются от одной компании к другой с согласия держателя полиса. Здесь три стороны – компания, которая передает обязательства, компания, которая получает обязательства, и держатель полиса, который эту сделку одобряет. Но проблема связана с тем, что компания, которая принимает портфель, хочет получить его полностью обеспеченным резервами на случай проведения необходимых выплат, и практическая дискуссия между компаниями всегда выливается в то, насколько этот портфель обеспечен и что, кроме обязательств, передается. Понятно, что сам по себе страховой портфель тоже кое-что стоит, но компаний, которые были бы готовы принимать на себя чужие обязательства без обеспечения, нет. Кстати, если найдутся, то у нас очень большой портфель компании «Страховые традиции», по которому нужно провести выплаты. Если кто-то хочет взять на себя этих клиентов, то не будет никаких вопросов…

- А насколько большой?

Речь идет о тысячах полисов, но точную цифру мне назвать сложно, поскольку прием претензий от кредиторов в ходе подготовки к ликвидации компании еще не завершен. Но объем обязательств тянет на миллионы.

- Актуально ли еще создание Фонда гарантирования страховых выплат и удалось ли продвинуться в переговорах с НБУ?

С Национальным банком по этому вопросу договориться не удалось, как и по другим направлениям. По моему мнению, сейчас с НБУ удается договариваться только отдельным коммерческим банкам и то на определенных условиях. Ни правительству не удается договариваться с НБУ, ни страховым компаниям, ни кредитным союзам, ни пенсионным фондам, то есть, весь небанковский сектор с НБУ, при всей нашей помощи и поддержке в переговорах, договориться не может. По нашему мнению, государство в лице Верховной Рады должно ответить на вопрос, является ли поддержка небанковского финансового сектора частью государственной политики или нет. Это нужно сказать вслух, чтобы все знали. Национальный банк нам пишет одно и тоже, что в соответствии с законодательством поддержка учереждений небанковского финансового сектора на НБУ не возлагается, он отвечает только за состояние коммерческих банков. Формально, Нацбанк имеет основания отказаться, хотя он мог бы, если бы хотел и понимал масштабность проблемы, действительно оказать реальную помощь небанковскому финсектору. Когда такие же вопросы ставятся перед Министерством финансов, оно также отвечает со ссылкой на законодательство - ВРУ приняла закон о госбюджете на 2009 год, в котором какие-либо средства в поддержку небанковского финансового сектора не предусматриваются, а Минфин по своему усмотрению не имеет права расходовать государственные средства. В итоге, все пути ведут в Верховную Раду, ВРУ же в лице отдельных парламентариев вместо того, чтобы этот вопрос реально решать, внося соответствующие законопроекты, засыпает нас депутатскими запросами на тему, почему нет выплат от той или иной страховой компании, почему не выдаются вклады из того или иного кредитного союза.

- Удалось ли продвинуться в вопросе построения механизма финансовой поддержки кредитных союзов через Ощадбанк?

Сегодня подготовлен проект постановления Кабинета Министров, который предусматривает, что Ощадбанк может обеспечивать рефинансирование кредитных союзов. И банк, вроде бы, не против такую роль выполнять, но все упирается в ресурсы, а ими должно стать рефинансирование Нацбанка. Но позиция НБУ, как в очередном письме нам пишет господин Шаповалов (первый заместитель главы НБУ Анатолий Шаповалов – ред.), остается неизменной…

- Можно ли ожидать введения в ближайшее время временных администраций в проблемных СК, с которыми уже работает Департамент временного администрирования?

Такие страховые компании есть, хотя больше кредитных союзов. Но тут проявляется определенная специфика. Действия Нацбанка, если вводится временная администрация, почти всегда подкреплены кредитами рефинансирования, и тогда появляется возможность реально выводить из кризисного состояния финучреждение. У нас такой возможности нет, поэтому ответственности у нас намного больше. Если мы вводим администратора и не обеспечиваем его финансовой поддержкой, то, конечно, этот процесс неэффективен. Нужно понимать, что администратор, как правило, новый человек, и он не знает реального состояния дел в компании. Всегда в бизнесе существует масса кулуарных договоренностей, о которых знает только менеджмент и собственники компании. Поэтому есть угроза, что после введения администрации состояние компании не улучшится, а наоборот - ухудшится. И еще два важных обстоятельства. Во-первых, администратору нужно платить, причем по закону платить на уровне той зарплаты, которую получал прежний глава правления, а во многих финучреждениях это - десятки тысяч в месяц. Поэтому может лучше не вводить администратора, а принимать решение о банкротстве и ликвидации учреждения, а эти деньги выплатить гражданам, которые являются его кредиторами. Второе обстоятельство заключается в том, что по законодательству временное администрирование – это просто бизнес, так же как аудиторские услуги или адвокатская деятельность. Временные администраторы – свободные люди, а вовсе не «комиссары» от Госфинуслуг. Они проходят обучение, получают сертификат и их нельзя силой заставить выполнять функции временных администраторов. Естественно, в полностью разоренные финансовые учреждения временные администраторы не хотят идти, там, условно говоря, «нечего взять». Я не имею в виду, что он хочет там что-то украсть, просто там нечем ему платить зарплату. А если квалифицированный специалист туда не пойдет, то кого тогда назначить…

- Спасибо за интервью.

Беседу вел Алексей Савченко (УНИАН)

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение