Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Глава Ассоциации украинских банков: «Кубив не торгует рефинансированием за откаты»

Нацбанк «тушит пожары» в банковской системе и является заложником ситуации, сложившейся вследствие действий «клептоманов - папередников». Об этом в интервью УНИАН заявил президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко. Кроме того, он объяснил, почему себя дискредитировала Независимая ассоциация банков Украины, что нужно сделать для укрепления банковского сектора и как государство может помочь валютным заемщикам.

О «папередниках» и новой власти

Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко / hvylya.org
Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко / hvylya.org

- Александр Анатольевич, каковы последствия действий прежней власти для экономики Украины в целом, и для банковской системы в частности?

- Проблемы накапливались длительное время. Еще в 1995 году пан Ющенко (Виктор Ющенко, в то время глава НБУ – ред.) отменил ограничения для иностранного капитала в банковской системе. Пустили и российские госбанки, хотя было очевидно, что кроме как экономикой они будут тут заниматься и политикой. Западный капитал пришел со стратегий кредитования населения, чтобы оно покупало импорт и поддерживало чужую экономику, а не украинскую. В 2003 году пан Тигипко (Сергей Тигипко, на тот момент являлся главой НБУ – ред.) разрешил кредитовать в валюте. Это изначально было неразумное решение со стороны Национального банка. Попытка переложить проблему роста курса доллара на заемщиков бумерангом вернулась в виде резкого ухудшения состояния кредитов. В 2008 году реально проблемных займов было 15-20%, на сегодня – уже 30-70%.

Политика «регионалов» была убийственной для украинской экономики. Арбузов (Сергей Арбузов, с 28 января по 27 февраля 2014 года – и.о. премьер-министра, в 2010-2012 годах - глава НБУ) когда-то чистосердечно признался, что не будет заниматься экономикой, а намерен конвертировать нашу задолженность в отечественные активы. Это же преступление - распродажа украинских активов. Их совсем не интересовало, что будет со страной, они занимались «пакращенням» жизни приближенных, конвертацией, поддерживая теневой сектор. И паспортизацию обмена валют ввели, чтобы среди прочего монополизировать теневой рынок обмена валют. По оценкам Нацбанка, вывод капитала за рубеж за последние 2 года составил 242 млрд грн. Власть только создавала иллюзию, что все хорошо, за счет накопления внешнего долга, продажи золотовалютных резервов  и обескровливания экономики.

Что произошло за эти годы с банковской системой? Страшно дорогими стали обязательства банков. При нулевой инфляции и проблемах с ликвидностью, созданных НБУ, банки привлекали ресурсы по 20-30% годовых. За прошлый год они начислили проценты по пассивам на 81 миллиард грн. А где взять этот 81 миллиард при том, что активы – «гнилые». Четыре года «семья» грабила экономику и отбирала бизнес, предприятия или закрывались, или уходили «в тень», качество кредитов резко ухудшилось. Кроме того, обесценился капитал банков из-за девальвации. Таковы последствия.

- Справляется ли сейчас со своими задачами Нацбанк, на верном ли он пути?

- Ни на каком пути Национальный банк еще не стоит. У страны нет пути, власть его не знает. Если нет экономической политики, то какой может быть монетарная, кредитная, валютная политика НБУ? На сегодня Нацбанк действует тактически. Решает проблему ликвидности вследствие оттока депозитов, предоставляя рефинансирование, а также проблему отсутствия золотовалютных резервов  и снижения курса гривни. НБУ - заложник нулевой экономической стратегии новой власти и результатов «стратегии»  клептоманов - «папередников», на 100% прогнозируемого критического снижения валютных резервов, сумасшедшего давления на курс, резкого ухудшения состояния банковской отрасли из-за оттока депозитов и ухудшения качества кредитов. Чем занимается Степан Кубив? Тушением пожаров.

«Справедливое» рефинансирование и валютные спекулянты

- Между тем, ряд банкиров утверждает, что рефинансирование раздается несправедливо, а наказание за валютные спекуляции и отмывание денег - политические репрессии. Зная систему изнутри, Вы можете это подтвердить или опровергнуть?

- Чего точно нет  - Кубив не торгует рефинансированием за откаты, как это было раньше. Это -  большой плюс. Но справедливо ли раздается рефинансирование? Не совсем. Потому что 2-3 банкам даются миллиарды, а банки, у которых нормальное финансовое состояние, но вследствие оттока вкладов тоже есть проблемы с ликвидностью, не могут достучаться. Это - несправедливо. И это -  системная проблема. Для экономики имеет значение финансовое состояние, а не размер банка. И при чем тут, к какой политической силе принадлежит этот банк или его собственник? За этим банком стоят обычные клиенты, вкладчики. Если есть подозрения в нечистоплотности собственника - арестуйте его, конфискуйте банк или продайте. Ведь банк - не имущество и даже не люди, которые там работают, а прежде всего – его клиенты.

Относительно банков-«помоек» позиция Нацбанка четкая: разобрались, кто это делал, забирают лицензии и ликвидируют банки. Но снова есть вопрос к правительству. Можно устранить все конвертационные центры, но если теневая экономика продолжает работать и есть спрос на такие операции, найдется и предложение. Такова «неудобная» правда. Нужно решать проблему с теневой экономикой, но это - задача не Нацбанка.

- Сейчас много говорится о том, что финансовой рынок находится под сильным давлением валютных спекулянтов. Так ли это?

- Много суждений на тему валютных спекуляций. Помните свистопляски курса в 2008 году: то 11, то 8, то снова 11. Тогда спекулянты на этих качелях зарабатывали большие деньги. В феврале текущего года при официальном курсе 7,99 грн/долл. рыночный достигал 9,5, а средний курс торгов за день был 8,14 грн/долл. То есть, кто-то покупал дешево и продавал дорого. И если обычный дневной оборот торгов на межбанке 700-800 млн долл., то тогда он доходил до 5 млрд долл. Когда Кубив привязал курс к рыночному, со спекуляциями стало сложнее. Объемы торгов на межбанке держатся на уровне 300-450 млн долл. Ясно, что отдельные явления остаются, банки пытаются где-то заработать. Но я бы не сказал, что продолжается вакханалия спекуляций.

Новое правительство и Нацбанк: «политический окрас»

Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко / lovi-moment.com.ua
Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко / lovi-moment.com.ua

- Прежняя власть непосредственно влияла на НБУ, диктовала ему шаги. Сейчас это имеет место быть?

- К сожалению, в нынешних условиях влияние правительства на Национальный банк большее, чем хотелось бы. Есть политический окрас в действиях НБУ. Политическое давление происходит со всех сторон. Когда формировалось руководство Нацбанка, оно длилось очень долго. Казалось бы, если доверяете Кубиву, то пусть он формирует свою команду и несет за нее ответственность. Поставили задачу – пусть выполняет. Но тут начинается – тому дай, тому не дай. Думаю, легко критиковать, попробовали бы сами руководить в таких условиях - между банкирами, думающими только о своих интересах, и таким давлением сверху. Если подытожить, то глава Нацбанка в своих действиях чист в той мере, в которой он свободен от влияния высших руководителей государства.

- Как решаются сейчас проблемы банковской сферы, в том числе на уровне правительства?

- Проблемы есть на уровне банка, на уровне отрасли и на уровне макроэкономики. Если не определено, что мы будем делать в макроэкономической плоскости, то попытки что-то сделать на уровне отрасли или банка ни к чему не приведут. На сегодня банковская система не имеет свободных ресурсов и не способна кредитовать масштабные проекты. Падение по кредитам, если смотреть в долларовом эквиваленте, составляет 22%, по состоянию на 1 мая. Отдельные банки, имеющие свободные ресурсы, могут кредитовать предприятия или население, но этим проблемы экономики не решишь.

Что делает правительство? Например, 29 мая в Нацбанке состоялось совещание при участии министра финансов Шлапака, руководства налоговой. Среди прочих обсуждалась проблема бюджета и необходимость покупки ОВГЗ банками. Представители правительства рассказывали, что они решили проблемы с внешними заимствованиями, получив деньги МВФ, ЕС и США, и нужно, чтобы теперь и банки выделили средства. Но экономика падает, и с доходами бюджета будут проблемы. Если бы пришел министр экономики вместе с премьером и предложил план кредитования экономики, чтобы она начала работать и в казну пошли налоги. Так нет, банкиры должны дать денег на «проедание». Это не решит проблему, и правительство снова будет одалживать. Это есть и будет оставаться финансовой пирамидой до тех пор, пока правительство не покажет, каким образом мы будем наращивать экономическую мощь страны.

- Так что решили банки на совещании, они будут покупать ОВГЗ?

- Думаю, что будут покупать госбанки, которых «попросят». Независимые коммерческие банки пока раздумывают, несмотря на попытки попрекнуть их зарплатными проектами бюджетников и угрозы перевести данные проекты в госбанки. В ближайшую пятницу состоится еще одно совещание, где будут обсуждаться процентные ставки, по которым банки готовы рисковать, и сроки, на которые они готовы покупать ОВГЗ. Пока идет дискуссия.

Безусловно, премьер прав, что нужно, в первую очередь, обеспечить макростабильность. И тема сдвинулась с места - есть МВФ и другие кредиторы. Но это только одна сторона медали. Нужна программа экономического возрождения Украины, которого не будет, если банковская отрасль не начнет кредитовать. А рассказы о том, что приедут иностранцы и они будут нас кредитовать, мы уже слышали, как и о дешевых иностранных кредитах. Мы это проходили. Мы должны сами решать свои проблемы.

Финансовый кризис: банки-банкроты, кредитные и депозитные новшества

- Что нужно делать в первую очередь, чтобы оживить кредитование?

- Отрасль в очень сложном состоянии. Значительная часть банков реально являются банкротами или уже близка к такому состоянию.  Банкротов необходимо немедленно устранять с рынка. Говорить с собственниками банков, у которых проблемы с платежеспособностью, предлагать им восстанавливать финучреждения на условиях совместного инвестирования - при участии  государства. Но это возможно, если у собственника есть работающий бизнес, и если он честный человек. Иначе полученные деньги будут украдены и потрачены на взятки, а долги банка повесят на людей, как это происходит последние 20 лет.

Банки-банкроты нужно как можно быстрее убирать с рынка, как бы политически дорого это ни стоило. Чем дольше они будут в действии, тем сильнее эта болезнь будет распространяться. Сохранение банкротов - наращивание убытков. Нужно установить жесткий контроль, чтобы не разворовывали активы. А уже после очистки банковской системы и ее оздоровления необходимо создать условия для работы. Показать те точки роста, которые есть в экономике. И приступить к  снижению процентных ставок. Это - тоже ключевое условие. Если у нас будет ставка по кредитам 30%, то экономика этого не выдержит.

- Какова цена оздоровления банковской системы? Министр финансов говорил о кредите в 500 млн долл. для поддержки Фонда гарантирования вкладов…

- 500 млн долларов – ничто. Потери будут большие, но очищение дает шанс. Если очищения не будет, то это приведет к системному кризису, и стоимость выхода из него будет намного выше. Не будет порядка с экономикой, не будет порядка с банками. А что кредитовать и как, ответить должно правительство, лично премьер и министр экономики. Они отвечают за стратегию. Но прошло уже три месяца, а ничего о главных направлениях реформирования и восстановления украинской экономики не известно. Пока что мы не видим стратегии правительства. Собственно, не видим украинского правительства.

- Какова позиция АУБ по вопросам налогообложения депозитов?

- В Украине мораторий на налогообложение доходов по депозитам. Объемы вкладов до сих пор ниже, чем были в 1990 году. При этом депозиты остаются основным ресурсом для банков. Несколько лет назад было принято решение ввести налог с 1 января 2015 года. Попытка сделать это раньше, да еще в кризис, с началом оттока депозитов, - серьезная профессиональная ошибка. Стоимость оттока депозитов из банков обойдется экономике государства значительно дороже, чем те 5-6 миллиардов, которые можно теоретически получить от введения налога.

- На каких условиях возможно введение такого налога?

- Прежде всего, - сохранение банковской тайны. Раскрытие тайны вкладов - дополнительная информация для криминала. Если есть какие-то подозрения в отношении вкладчика или законности его накоплений, пожалуйста, получите полную информацию о нем в установленном порядке, но не иначе.  

Также мы категорически против внедрения прогрессивной шкалы, по которой, якобы, богатые будут платить больше. Во-первых, подобное нововведение будет стимулировать «дробление» вкладов и их отток. Но дело даже не в этом. Авторы идеи должны понимать, что депозиты не являются основным источником дохода богачей, они зарабатывают деньги в другом месте. У них есть промышленные активы, недвижимость. В зависимости от площади недвижимости и объема двигателя в автомобиле может иметь место шкала - налог на роскошь.

Чтобы налог на доход с депозита заработал, для начала нужна ставка не 15%, а 5%, дабы «обкатать» механизм. И запускать с 1 января, а не посреди года, чтобы успеть подготовиться. Иначе это - недопустимый популизм.

Что еще принципиально – вкладчики банков не должны бежать в налоговую и подавать декларацию. Банк может автоматически со всех своих вкладчиков с какой-то периодичностью рассчитывать и перечислять налог общей суммой по месту своей регистрации. Ни в коем случае нельзя вкладчиков, в том числе и тех, у которых 1000 грн депозит, гонять в налоговую. Это - 45 млн счетов. Для чего это вообще - чтобы тратить деньги бюджета на ненужную работу чиновников?

Таким образом, мы категорически против введения налога на доходы по депозитам на таких условиях, и правительство несет персональную ответственность за прогнозируемый  отток вкладов. Позицию главы Нацбанка я знаю - он тоже против, чтобы налог вводили на таких условиях. Можно установить равную для всех ставку 5%, вводить налог без нарушения банковской тайны и с 1 января 2015 года. Такова позиция АУБ.

- Что Вы думаете об инициативе депутатов конвертировать валютные кредиты в гривню по курсу 8 грн/долл. и уже принятом парламентом запрете отбирать залоговые квартиры у заемщиков?

- На стол Турчинову должны были положить расчеты, сколько это стоит. По нашим оценкам, -  порядка 9-11 млрд гривен. Хотите их повесить на банки? Прибавьте 11 млрд к тому убытку, который уже получила банковская система - 4,5 млрд. Получится 14,5 млрд убытка. Конвертация приведет к тому, что банкроты появятся и среди крупных банков, которые, кстати, в основном и выдавали валютные кредиты.    

Давайте разберемся, что такое ипотека. Есть ипотека, когда молодая семья взяла кредит на покупку квартиры, в которой живет, и с трудом теперь выплачивает. Чем банковская система может им помочь? Снять начисленные штрафы и пеню, реструктуризировать кредит, продлив его срок или перевести в гривню. Но бывает инвестиционная ипотека, когда берется кредит, чтобы купить землю и выгодно перепродать в целях спекуляции. Или чтобы строить под Киевом коттеджи или многоэтажки. Тоже нужно помогать? Я так не думаю.

И почему разобраться с этим поручено Нацбанку, не понятно. Государство вправе решать такие проблемы через Министерство финансов. Мое предложение: Минфин вместе с Минсоцполитики, можно и Нацбанком, выявили людей, у которых одна квартира и они действительно нуждаются в помощи. Таких немного. Затем посчитать, что может взять на себя банк, что – заемщик, а что – государство. Данные вопросы нужно решать, но не при помощи популизма.

Что касается моратория на отчуждение имущества, то нужно учитывать, что банк не заинтересован в продаже залоговой квартиры. Банку, прежде всего, нужно, чтобы ему вернули деньги, а не залог. Тем более на улице кризис, цены на недвижимость снизились, покупателей нет.

- Разработан очередной законопроект об увеличении уставного капитала банков до 500 млн гривен. Своевременно ли это?

- Это - старая история. Еще в 2009-2010 годы данная тема поднималась. Делать это во время кризиса - профессионально глупо, политически вредно. Когда экономика падает, ресурса на капитализацию банков нет у их собственников. У банков нет достаточной прибыли, есть убытки, а их не направишь  на капитализацию. У государства, которое могло бы зайти в капитал банка, тоже нет денег. Иностранцы не хотят идти в Украину,  потому что война идет.

Меня удивляет, с каким упорством навязывается эта идея в Украине. За рубежом есть небольшие банки, работающие в определенном регионе или имеющие определенную специализацию. Банк может быть с небольшим капиталом, но это не значит, что он ненадежный. У него есть своя ниша. Другое дело, если это карманный банк, который «пылесосит» депозиты на рынке и отдает своему собственнику. Так разбирайтесь и закрывайте его. Увеличение капитала не поможет избавиться от таких банков, но может убить нормальные банки.

С какой целью это делается? Чтобы вытеснить украинский капитал из банковской отрасли. И мы этого не допустим, это - наша экономика, наша банковская система. АУБ категорически против повышения капитала банков. Мы выступаем за финансовое оздоровление банков и отсечение «трупов». Нужны здоровые банки, и не важно, какого они размера.

Моральный принцип: «НАБУ – придаток прежней власти»

Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко / zik.ua
Президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко / zik.ua

- Дискриминация небольших банков в пользу крупных когда-то стала причиной разногласий между АУБ и Независимой ассоциацией банков Украины. Теперь НАБУ говорит о готовности объединиться с АУБ. Конфликт уже исчерпан? Хотите ли Вы объединения?

- Я об этом думаю. Ключевая проблема нашей банковской отрасли и вообще Украины - осознание общих интересов. Есть ли сегодня банки и предприятия, которые кроме собственного являются носителями общественного интереса, социального капитала? Нет. За 4 года «папередникам» удалось полностью ликвидировать в головах банкиров осознание общих интересов, и этим существенно ослабили банковскую отрасль и бросили субъектов управления банками в моральный кризис.

В Украине отсутствуют объединения, которые защищали бы системные интересы банков, поскольку нет субъектов, выражающих их. Банки отстаивают собственные интересы. Например, есть ключевые проблемы – ликвидность, налогообложение доходов по депозитам и конвертация валютных кредитов в гривню. Это - на 100% системные проблемы, они касаются каждого банка. Но это не объединяет их. Банкиры не верят, что неразумные требования по налогообложению депозитов можно отменить, доказав правительству, что этого делать не стоит. Не верят в силу системного интереса. Янукович отучил.

- А конкретно о НАБУ?

- Объединение ассоциируется с прислугой правительства лжецов и воров. Эта организация обслуживала и покрывала деяния прежней власти. Если б она не позволила Арбузову делать то, что он делал, - вести неразумную политику сжатия ликвидности, сдерживания обменного курса, низкой инфляции, другая ситуация была бы в стране. Наоборот, НАБУ помогала это делать, расхваливая стабильный курс и низкую инфляцию, прекрасно зная о проблемах с ликвидностью и колоссальных  процентах на межбанке. И о взятках, при помощи которых решались индивидуальные проблемы с Нацбанком, на системной основе. То есть, они позволили себе стать придатком такой власти. До тех пор, пока люди, представляющие эту структуру, не поймут, что нельзя идти в завтрашний день с таким лицом, они принципиально не смогут сделать для системы ничего хорошего. Нужно честно признать, что это было неправильно, или должны прийти другие.

Конечно, в НАБУ есть и моральные люди. Может ли эта ассоциация стать чище? 100% может. Только нужно захотеть. Беда в том, что некоторые согласны и сегодня подпевать уже другим «проффесорам», носить откаты и взятки… Вопрос моральной революции, моральной реформы, является основным для нашей страны. АУБ будет настаивать на этом. Ложь дается легко, но заканчивается всегда так, как с Януковичем. Вечно лгать не получится.

Ольга Гордиенко (УНИАН)

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение