Списанная по цене новой: журналисты разоблачили коррупционную схему с бронетехникой

11:45, 05 апреля 2018
Промышленность
895 0
обновлено
фото youtube.com

Продолжение: В "Укроборонпроме" опровергают распространенную СМИ информацию о коррупционных схемах с бронетехникой

Украина тратит на оборону около 6% ВВП, или 179 миллиардов гривень, при этом почти 20% бюджета Министерства обороны (МО) - его размер на 2018 год составляет 83,3 миллиарда гривень - идет на секретные закупки.

Читайте такжеВ "Укроборонпроме" купили российские двигатели для БТР по завышенной цене – СМИ

Об этом сообщает Новое время.

"Это не просто много по мировым меркам - в США подобная доля составляет 10% - закрытые от общества контракты стали той сферой, где процветают подозрительные финансовые операции", - говорится в сообщении.

Подчеркивается, что один из самых странных контрактов, заключенных МО в 2016-2017 годах, касается поставок Житомирским бронетанковым заводом (ЖБЗ) боевых машин пехоты (БМП).

"Предприятие закупало списанные с вооружения БМП-1 1980-х годов выпуска у компании Wtorplast из Польши. Польская компания в свою очередь изначально покупала их у чешской компании Excalibur Army по 20-25 тысяч евро за единицу - по цене металлолома", - сообщает издание со ссылкой на документы, имеющиеся в его распоряжении.

Отмечается, что Wtorplast разбирала БМП - отделяла башни от шасси, после чего ЖБЗ завозил все это по отдельности в Украину: каждая башня оценивалась в 66 тысяч долларов, а каждое шасси - по 99 тысяч долларов. Завод "ремонтировал" БМП - попросту соединял ранее разобранные части. Стоимость работ составляла еще 40 тысяч долларов за единицу.

В итоге БМП стоимостью 20 тысяч евро обходилась украинскому оборонному бюджету в 205 тысяч долларов. Только в прошлом году в рамках контракта с ЖБЗ Минобороны закупило 200 боевых машин, потратив на них 41 миллион долларов.

Один из бизнесменов, причастный к поставкам, на условиях анонимности рассказал изданию, что "конечным бенефициаром этой схемы является Сергей Пашинский". А также заверил, что большая часть контракта — коррупционная нагрузка.

Сам парламентарий в ответ на соответствующий вопрос редакции Нового времени уверенно заявил: "Я не то что не имею, а теоретически не могу иметь коммерческих отношений с ЖБЗ".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter