Украина vs Россия: «война» на море

Украина vs Россия: «война» на море

Россия провалила блицкриг по захвату украинского рынка. Одна из причин - торможение Киевом интеграции в Таможенный союз и в Евразийское объединение. Хотя еще в начале 2010 года Москва считала, что в течение года ей удастся одним махом поглотить украинский авиапром и судостроительные предприятия. Теперь все идет с точностью наоборот. Власти двух стран забыли об экономической целесообразности и руководствуются исключительно геополитикой.

Планы России относительно экспансии украинского рынка таят. Видимо, причиной тому является некое торможение Киевом интеграции в Таможенный союз, а следом и в Евразийское сообщество, которое упорно пытаеся выстроить Владимир Путин. Чего только стоили заявления Москвы после подписания Харьковского соглашения по поводу объединения российского и украинского авипромов, судостроительных предприятий. Как раз о последнем и пойдет речь. Судя по всему происходящему, власти двух стран забыли об экономической целесообразности и руководтсвуются исключительно интересами геополитиками.

"Назло кондуктору"…

В российском издании «Известия» за 2 апреля была опубликована статья «Путин запретил ремонтировать российские боевые корабли за границей». Суть «произведения» сводилась к следующему - президент России отклонил предложение министра обороны РФ Сергея Шойгу обслуживать корабли ВМФ за пределами страны. Причем все описанное приводилось со ссылкой на источник, что вызывает догадку – совершенно провластное издание бросает в массы еще один повод подумать над отношениями Украины и России, ведь именно наши судостроительные заводы являются главным фигурантом истории.    

Как пишут «Известия», «президент категорически отверг предложение Шойгу и поручил организовать работу по ремонту кораблей на российских верфях. Сейчас этим занимается вице-премьер по ОПК Дмитрий Рогозин».

«По данным Шойгу, сейчас 80% из более 1 тыс. российских боевых и вспомогательных судов выработали ресурс и эксплуатируются за пределами межремонтных сроков. При этом по Госпрограмме вооружений до 2020 года запланирован ремонт всего 65 боевых кораблей, 12 специальных и 62 вспомогательных судов. Одновременно с этим взамен устаревших посудин планируется построить 113 боевых кораблей, восемь - специальных и 65 судов обеспечения.

В то же время, по оценкам военных, российские верфи не способны обеспечить ремонт и обслуживание всех кораблей. Так, по данным Минобороны, в 2012 году Объединенная судостроительная корпорация, которая объединяет практически все российские судоремонтные и судостроительные заводы, не завершила ремонт шести и сервисное обслуживание на 157 кораблях и судах ВМФ России», - пишут «Известия».

Казалось бы, нет  ничего удивительного, что государство не допускает к своей оборонке, коей является военный флот, чужих. Как не преподносили власти сотрудничество России и Украины в «товарищеских» картинках, но совершенно ясно в свете последних  заявлений, что мы – не дружественные державы. Каждая нацелена исключительно на собственные интересы, а значит – стоит крепко задуматься прежде, чем играть в «полюбовные» отношения. Причем Украине нужно поразмышлять особенно, так как у РФ для принятия решения более сильная основа – капитал. Несмотря на это, России нечем перевооружать Черноморский флот. История давняя, но стоит напомнить.

Согласно Харьковским соглашениям, подписанным в апреле 2010 года президентами Украины и России Виктором Януковичем и Дмитрием Медведевым, срок пребывания Черноморского флота РФ в Севастополе продлен с 2017 года до 2042 года. То есть, «оккупация» затягивается. И как бы не «диагностировали» данное соглашение эксперты, этот формальный «прогресс» выгоден двум сторонам. Кремлю важна  дислокация флота, а Банковая за счет этого может возродить свое судостроение, которое, в принципе, давно умерло. Остается только понять логику «высоких отношений» двух государств, особенно с учетом решения Путина.

К примеру, в октябре 2012 года председатель Комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов (командовал Черноморским флотом ВМФ России в 1998—2002 годах) заявил, что «с перевооружением Черноморского флота идет задержка, наверное, общая – потому что нечем перевооружать».

Он скептически отозвался о заявленных планах поступления на ЧФ подводных лодок, заложенных на верфях Санкт-Петербурга. «Заложить-то заложили. А она готова? И даже если бы она была готова, то там еще будут проблемы. Какие? Есть закон по ЧФ, который предусматривает не больше 100 кораблей и 25 тысяч человек», - сказал он, подчеркнув, что «надо договариваться с Украиной, а дополнительных договоров – их вроде 18, не сделали и не довели до ума».

Тут стоит отметить, что для перевооружения российского флота Украина требует заключения дополнительного соглашения, что делается согласно мировой практике. 

По славам Комоедова, последнее перевооружение, которое происходило на ЧФ РФ, было при его командовании: «тогда мы перевели с Балтийского флота «Самум» (ракетный корабль на воздушной подушке проекта 1239) и завели 24 штурмовика Су-24. Все – и больше ничего».

Действительно, переговоры на судостроительную тему продолжаются не одно десятилетие. 24 ноября 2011 года посол по особым поручениям МИД Украины, заместитель главы украинской части подкомиссии по вопросам функционирования ЧФ РФ и его пребывания на территории Украины Межгосударственной украинско-российской комиссии Виктор Семенов сообщил, что подготовка соглашения по модернизации вооружений Черноморского флота РФ находится на стадии завершения. В частности, он напомнил, что соглашения по флоту, подписанные в 1997 году, а именно - соглашение между Россией и Украиной о параметрах раздела Черноморского флота, только зафиксировали основные рамки его раздела, конкретизировав перечень военных кораблей, судов и самолетов, которые находятся в составе ЧФ РФ на территории Украины.

Но эти соглашения не предусматривают механизм замены (ротации) вооружений Черноморского флота, базирующегося на украинской территории. Решение данного вопроса возможно только правовым путем - через подготовку двустороннего межгосударственного соглашения.

Посол отметил, что еще в 2000 году президенты Украины и России поручили подготовить соглашение о создании механизма замены вооружений ЧФ РФ. Тогда же украинская сторона предложила свой вариант, из определяющих принципов которого можно было выделить две позиции: разрешительный характер замены со стороны Украины и принцип замены «тип на тип» и «класс на класс». В то же время, по словам посла, с этим не согласилась российская сторона. И в таком состоянии вопрос пребывает и сегодня.

Между тем, учитывая харьковскую пролонгацию соглашений по флоту, подписанных в 1997 году, а также не только физический, но и моральный износ основных видов вооружения ЧФ, украинская сторона готова была рассмотреть предложения России. 18 июня 2011 года в то время президент российской «Объединенной судостроительной корпорации» Роман Троценко сообщил, что планируется ввести в состав ЧФ РФ до 2020 года около 20 кораблей. А «старые» требуют модернизации. 

Соглашения соглашениями, но есть и заявление предприятий украинского оборонно-промышленного комплекса  - они готовы приобщиться к утилизации боеприпасов и ремонту кораблей и судов Черноморского флота Российской Федерации. Причем не секрет, что общая ситуация на предприятиях ОПК, несмотря на ряд предпринятых Президентом и правительством мер, остается критической из-за их убыточности.

В Министерстве обороны Украины прогнозировали, что соглашение с Российской Федерацией о модернизации Черноморского флота РФ будет подписано до конца 2012 года. Причем планировалось, что большая часть работ будет производиться украинскими предприятиями. С этим был согласен и командующий ЧФ РФ контр-адмирал Александр Федотенков. На деле, все вышло иначе...

Кто кому "доктор"

Как известно, украинский и российский оборонно-промышленные комплексы объединяет общее прошлое - ВПК СССР. По сегодняшний день у них масса точек соприкосновения. Это - силовые установки для военных кораблей производства «Зоря-Машпроект», а николаевскими газотурбинными двигателями оснащено большинство кораблей российских ВМС, к тому же они устанавливаются и на военные корабли, которые россияне строят по заказу Китая, Индии и других стран. До сих пор разговоры о создании собственного двигателестроительного предприятия в Росси остаются разговорами. Естественно, что наши предприятия заинтересованы в российских заказах, но они – не панацея. Так, в ближайшие 10 лет николаевское предприятие сможет поставить в Индию 40 газовых турбин для фрегатов, построенных по заказу Индии на российских верфях. Хоть мы и выступаем в данном случае в качестве субподрядчика российских судостроителей, но в дальнейшем индийские ВМС будут обслуживать свои двигатели именно у нас. Поставляет “Зоря-Машпроект” свою продукцию и напрямую, без посредничества российских партнеров, например, в Китай (двигатель ДУ-80, предназначенный для газоперекачивающего агрегата). Есть заказы и от Ирана.

В целом, «Зоря-Машпроект» вполне жизнеспособное предприятие, хотя и испытывающее определенные трудности, чего не скажешь о ФСК «Море». У феодосийских судостроителей проблемы очень серьезные. Не вдаваясь в нюансы, отметим, что банкротство ФСК «Море» во многом похоже на сотни и тысячи подобных историй, когда кредиторы в тесной кооперации с государственным менеджментом предприятия банкротят его для того, чтобы затем купить за бесценок.

Таким образом, разбирательства с Таможенным союзом навредят и Украине, и России. А если бы президенты отбросили в сторону политические вопросы, то экономика двух стран только бы выиграла - совершенно очевидные вещи.

Еще один пример «дружбы народов» - в конце 1980-х санкт-петербургским конструкторским бюро «Алмаз» был создан самый крупный в мире десантный корабль на воздушной подушке «Зубр», который по своим техническим характеристикам до сих пор остается уникальным. Ничего подобного не смогли построить даже в США. В 2000 году в Афинах был подписан контракт с Россией и Украиной на поставку 4-х «Зубров» (по 2 корабля с каждой стороны). Около 40% комплектующих для «Зубров» производились украинскими предприятиями, в том числе двигатели, остальные 60% (почти все вооружение) поставляли россияне. Основным исполнителем заказа с украинской стороны выступал завод «Море». В ходе выполнения контракта россияне откровенно «тянули одеяло на себя», что выражалось в задержке поставок комплектующих на украинские предприятия. В результате, греки так и не приняли один из 2-х украинских «Зубров», тогда как у россиян взяли не только оба заказанных корабля, но заказали и еще один, вместо украинского. 

Остается добавить только одно – сообщение, которое появилось в мае 2012 года: Черноморский флот Российской Федерации не вошел в перечень приоритетов развития Военно-морских сил России.

Согласно указу президента России Владимира Путина, правительству РФ поручено обеспечить развитие ВМФ прежде всего в Арктической зоне Российской Федерации и на Дальнем Востоке, в целях защиты стратегических интересов страны.

Путин распорядился в приоритетном порядке развивать силы ядерного сдерживания, средства воздушно-космической обороны, систем связи, разведки и управления, радиоэлектронной борьбы, комплексов беспилотных летательных аппаратов, роботизированных ударных комплексов, современной транспортной авиации, высокоточного оружия и средств борьбы с ним, системы индивидуальной защиты военнослужащих.

То есть, украинской власти не мешало бы задуматься, как в данной ситуации спасти свои предприятия, потенциал у которых есть, но только не хватает поддержки на государственном уровне. Конечно, во время жесткой экономии не до оборонных заводов. Странно только одно – тяжелые часы для Отечества длятся более двух десятилетий. Когда же грянет прогресс?..

А что касается отношений с Россией, то стоит  напомнить ситуацию в декабре 2012 года, когда в Севастополе около 20 активистов общественных организаций «Союз рабочих Севастополя» и «Красная гвардия Спартака» пикетировали здание штаба ЧФ РФ с требованием к Министерству обороны России выплатить ПАО «Севморзавод» 4,1 млн рублей задолженности за отремонтированный большой противолодочный корабль «Очаков».

«Наличие данного долга ведет к дальнейшему уничтожению Севастопольского морского завода имени Серго Орджоникидзе. Многие севастопольцы лишены рабочих мест на производстве, являющемся гордостью нашего города-героя», - говорится в письме министру обороны РФ С.Шойгу. Авторы письма посетовали на то, что российский ВМФ начиная с 2009 года ремонтирует свои корабли за границей, одновременно уже несколько лет не производится расчет за ремонт «Очакова».

Директор аналитического центра «НОМОС» Сергей Кулик считает, что решение президента России выглядит, скорее, как месть Украине за ее несговорчивость по ряду вопросов двухстороннего сотрудничества.

«В феврале-марте на двухстороннем уровне и в прессе было немало сделано заявлений о том, что Россия после длительного перерыва вот-вот возобновит ремонт своих боевых кораблей на украинских судоремонтных и судостроительных предприятиях, прежде всего, на заводах Севастополя и Николаева, так как это выгодно и России, и Украине. И вот сегодняшняя новость «о запрете на иностранный военный судоремонт» прозвучала этаким диссонансом на фоне имевшей место эйфории в данном вопросе. И хотя Украина при этом не упоминается, думаю, такое решение, в первую очередь, связано как раз с ее ожиданиями в отношении российского военного судоремонта», - сказал Кулик.

По его мнению, «очевидно, повлияло и то, что Украина, как известно, не спешит принимать решение о «безусловном» вступлении в Таможенный союз. Кроме того, на решение российского президента могло повлиять решение украинского руководства о диверсификации газовых поставок, а также подписание известного соглашения с компанией Shell о разведке и разработке сланцевого газа». И все это вместе взятое, как считает эксперт, «и могло привести к столь резкому поступку Путина, являющемуся, по сути, еще одной формой давления на Украину».

Эксперт считает, что «путинское решение» несет двоякий смысл для Севастополя. «С одной стороны, - это неоправданные большие ожидания судоремонтников, которые надеялись поправить свое финансовое положение, в том числе за счет российских заказов. А с другой - давление на Украину, «побудить» или «принудить» судоремонтников к мысли о необходимости Таможенного союза как единственно возможном спасении судостроительного комплекса», - подчеркнул Кулик.

Вот вам и «дружба», исключающая экономическую логику. Может, пора научиться пенять только на себя…

Нана Черная (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter