Шевки Аджунер: Отбросьте популизм и будьте решительнее в реформах

Шевки Аджунер: Отбросьте популизм и будьте решительнее в реформах

Глава представительства ЕБРР в Украине в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал о том, каких реформ ждут от правительства и что станет ключевым фактором успеха в инвестиционной политике страны.    

Европейский банк реконструкции и развития отметил 25-летие своей деятельности. Основанный в 1991 году, он стал одним из крупнейших и наиболее авторитетных финансовых институтов Европы. Банк, штаб-квартира которого находится в Лондоне, предоставляет кредиты как под коммерческие проекты в частном секторе, так и под институциональные реформы в более чем 30 странах Европы, Ближнего Востока, Центральной Азии. Объем финансирования составляет десятки миллиардов евро в год, которые направляются на повышение уровня жизни рядовых граждан, развитие бизнеса и государственного управления.

В Украине ЕБРР работает с 1992 года. За это время общий объем кредитов превысил 12 млрд евро в рамках 368 проектов. Это примерно четверть от общего объема прямых иностранных инвестиций, полученных Украиной от частных инвесторов за все время независимости. Причем эти показатели могут быть значительно увеличены, в случае успеха правительственных реформ и положительных изменений в экономике и социальной сфере.

Как оценивает ЕБРР текущую экономическую ситуацию в Украине, какие планы строит на будущее и какие задачи рекомендует решить властям, в интервью УНИАН рассказал глава представительства ЕБРР в Украине Шевки Аджунер. 

Аджунер: Мы планируем создать две группы советников для премьер-министра и президента / Фото УНИАН

ЕБРР как один из ключевых финансовых партнеров Украины удовлетворен результатами работы правительства?      

Безусловно, Украина переживает еще один момент истины. Открылось окно возможностей, инвесторам послан положительный сигнал. И этот сигнал подхвачен. После летнего затишья мы наблюдаем оживление деловой активности. 

В пользу Украины говорит не только возобновление сотрудничества с МВФ. Мы приветствуем принятие закона о Нацкомиссии по регулированию рынка электроэнергетики и коммунальных услуг. В первом чтении одобрен законопроект о рынке электроэнергетики. Мы приветствуем ряд решений правительства и парламента в сфере приватизации. Это - хорошо. И я надеюсь, что закономерным итогом этой работы станет приток прямых инвестиций и тот экономический рост, на который рассчитывает правительство. 

Вы будете пересматривать макропрогнозы по Украине в сторону улучшения? 

Мы не привязываемся к каким-то отдельным событиям в Украине. Мы делаем прогнозы по всем странам-партнерам раз в полгода, и Украина - не исключение. Свои прогнозы мы обнародуем, вероятнее всего, в ноябре. Наш текущий прогноз - рост ВВП 2% в текущем и 2% в 2017 году.

Как оцениваете проект госбюджета на 2017 год? Документ действительно закрепляет положительную динамику второй половины 2016 года?

Мы не видели документ, но как только получим его, обязательно покажем нашим экономистам. Нам самим как представительству важно иметь объективные оценки наработок правительства. 

Но вам ведь известно, что Кабмин закладывает в качестве ключевого макропоказателя рост ВВП в 2017 году 3%. Это достижимый ориентир, если учесть, что ожидаемый итог 2016 года - не более 1%?

Многое зависит не от цифр, а от того, насколько успешными будут реформы и преобразования в стране. Важно, как пройдет приватизация, будет ли она прозрачной. Если экономические процессы будут положительными, то рост окажется вполне ощутимым.  

Мы также рассчитываем, что эффективным окажется и созданный недавно Инвестиционный совет. Мы обсуждали с господином Ложкиным (главой Совета - УНИАН) концепцию работы этого органа, и если все будет реализовано, как планируется, то результаты будут.

Не раз ведь уже подчеркивалось: Украина имеет большой потенциал и значительные возможности. Ваши преимущества - качество рабочей силы, технологические позиции, инженерные, аграрные, логистические, фармацевтические возможности. И сейчас вопрос в том, чтобы предпринять набор мер, которые позволят вселить уверенность в инвесторов, убедить их в том, что Украина - это и правда то место, куда стоит вкладывать деньги.

Но пока инвесторы все больше говорят о том, что Украине нужны реформы. Международные финансовые организации тоже говорят о реформах. А какие реформы нужны?

В сущности, это все те реформы, над которыми работает правительство. Это и верховенство права, и борьба с коррупцией, и снижение бюрократических барьеров для бизнеса, реформа государственного управления, пенсионная реформа. Почему нужна реформа госуправления? Потому что это ключевой элемент борьбы с коррупцией. Почему нужна пенсионная реформа? Потому что она позволит выровнять существовавшие годами социальные перекосы и необдуманное высасывание ресурсов из бизнеса, как налогоплательщика.  

А вы видите прогресс в этих сферах?  

Скажем так: мы вместе с вами стремимся к нему.  В ближайшие дни мы запустим новую программу консультативной помощи местным органам власти. Работа будет финансироваться за счет донорских средств ряда государств и Евросоюза.

Мы планируем организовать две группы советников для премьер-министра и президента. Одну возглавит Лешек Бальцерович (экс-глава правительства Польши, руководитель группы советников при премьер-министре Владимире Гройсмане - УНИАН), другую - Иван Миклош (экс-вице-премьер правительства Словакии, соруководитель группы советников при премьер-министре Владимире Гройсмане - УНИАН).

И третий компонент: запуск офиса продвижения и сопровождения реформ. Он будет работать под руководством Кабинета министров, а курировать его работу будет, вероятно, вице-премьер по вопросам евроинтеграции.

Я правильно понимаю, что речь идет о еще одной консультативной программе, дополнительных группах советников. Это будет продолжение уже существующей практики консультаций органов власти или ЕБРР готовит новую программу? 

Что-то будет новое, что-то будет взято из уже полученного опыта. Придут новые люди, которые смогут донести определенные моменты, прежде всего, в части государственного управления. По сути, мы говорим о нескольких командах для ряда уровней управления с конкретным набором функций и целей.

Новая программа, надо полагать, станет одним из приоритетов на 2017 год. Какие в целом вы ставите для себя цели на ближайшие месяцы? 

История отношений Украины и ЕБРР - это не просто история выполнения каких-то проектов. Это уже личные и профессиональные связи, взаимное доверие и ежедневные контакты.  Очевидно, что для нас все, над чем работаем, уже приоритет. И в 2017 году мы сохраним эту практику: продолжим поддержку аграрных и логистических проектов, займемся финансированием проектов в сфере энергоэффективности - причем в разных аспектах. Нам интересно развитие «зеленой» энергетики, поддержка финансового сектора, финансирование программ для малого и среднего бизнеса. Более того, мы усилим команду, которая работает сейчас по малому и среднему бизнесу, попробуем увеличить объем финансирования в этой сфере, расширим спектр проектов и спектр регионов, которые могут участвовать в программах.

Мы заинтересованы в проектах по развитию банковского сектора, поддержке экспортоориентированных отраслей.  Мы продолжим работу по реформированию энергетического сектора и в особенности «Нафтогаза». Планируем также на 2017 год два крупных и несколько небольших проектов по развитию муниципального транспорта.

Но не менее важным будет и участие ЕБРР в институциональных изменениях. Как я уже сказал, мы вплотную займемся реформой государственного управления на всех уровнях и активизируем сотрудничество в сфере реформы управления государственными компаниями.

Вы упомянули «Нафтогаз». Как оцениваете ситуацию вокруг компании сегодня?

Говоря о «Нафтогазе», мы должны понимать, что говорить нужно осторожно. Компания занята в Стокгольмском арбитраже по весьма непростому спору (с российским газовым монополистом «Газпромом» - УНИАН).  Но из того, что мы можем комментировать, должен признать: ситуация вокруг НАК стабилизируется.

Мы хорошо движемся по программе предоставления кредита в 300 млн евро на закупку газа. Госхолдинг почти полностью выбрал вторую часть возобновляемого кредита на этот год, осталось что-то около 30 млн евро. Мы в целом довольны финансовым сотрудничеством и ходом реформирования компании.

Рассматриваете перспективы вхождения в госбанки в качестве акционера?

Рассматриваем, но временных рамок не ставим. Все зависит от работы банковской системы, от политики Нацбанка в части либерализации рынка.  Это (вхождение в акционерный капитал банков - УНИАН) может произойти в среднесрочной перспективе, а может и в горизонте 2017-2018 годов.

А приватизация?  Вы готовы войти в состав акционеров каких-либо активов? В свое время речь шла о том, что ЕБРР может войти в состав акционеров Одесского припортового завода…

Да, этого мы тоже не исключаем. В случае проведения прозрачных конкурсов и заинтересованности инвесторов в том, чтобы именно ЕБРР вошел с ними в состав акционеров того или иного актива, - почему нет. Причем речь идет не только об ОПЗ, объекты энергетики также могут быть интересными. Но повторюсь, тут вопрос не столько в нашем желании как банка, сколько в условиях продажи и заинтересованности потенциальных покупателей.

Аджунер:

Расскажите детальнее о проектах в малом и среднем бизнесе. Что планируете в этой сфере? Будете открывать кредитные линии напрямую субъектам хозяйствования? 

У нас нет механизма для прямого кредитования МСБ, но мы стараемся вести проекты в этой сфере через коммерческие банки. У нас есть программа консультативной поддержки МСБ на 40 млн евро по линии ЕС, которую нужно реализовывать. В рамках этой программы в ноябре-декабре мы планируем открыть два офиса поддержки малого и среднего бизнеса - в Харькове и Одессе. Будет еще 15 информационных офисов, которые не будут напрямую связаны с ЕБРР, но банк окажет консультационные услуги для этих центров.  

Есть и планы по другим программам для малого и среднего бизнеса на ближайшие 4-5 лет, но они пока зависят от того, как пойдут дела в экономике в целом.

Относительно бюджетов проектов - какие суммы финансирования закладываете на 2017 год? 

Мы надеемся, что у нас получится вернуться к ежегодному объему финансирования проектов в размере 1 млрд евро. 

Есть ли факторы, которые, наоборот, заставят пересмотреть объемы кредитования в сторону снижения? 

Сбои в приватизации. Именно приватизация станет сейчас индикатором интереса инвесторов, а также заинтересованности властей в реальной продаже активов и привлечении средств, технологий и новых стандартов управления. 

Бесспорно, провал в антикоррупцинной политике и торможение судебной реформы могут дать повод усомниться в намерениях властей. Если просчеты в данных сферах будут допущены, это определенно откатит страну назад. 

Конфликт на востоке - фактор замедления реформ, он может оправдать провалы?

Очевидно, что ситуация на востоке Украины - непредсказуемая история. Решение конфликта требует усилий многих людей и разрешения многих сопутствующих сложностей.  Выполнение минских соглашений в этой связи играло и играет ключевую роль.

Конечно, тот факт, что в стране есть очаг напряженности, снижает уверенность инвесторов. Инвесторы - это ведь люди, которые регулярно смотрят новости. И если они видят стрельбу, то не приходят в страну. Заголовки газет формируют их поведение. 

Тем не менее, я не думаю, что наличие конфликта должно останавливать преобразования.  Нельзя говорить о том, что война останавливает реформы. Понятно, что она забирает ресурсы, финансовые в особенности. Но это не оправдание для отсутствия прогресса. Международное сообщество смотрит и ждет, как украинцы смогут провести реформу госуправления или пенсионную реформу в условиях войны - это вызов, но это и возможность.

Вы согласны с мнением, что инвесторы сейчас если и заходят в Украину, то лишь как в страну сырьевого экспорта? 

Сырьевые возможности интересны, но важны и технологии. Компании, которые приходят вроде бы за сырьем, на самом деле приносят технологии, новые стандарты управления, новое видение участия государства. Скажу больше: если раньше мы действительно отмечали интерес преимущественно, скажем, к зерну, то теперь видим интерес к энергетике. Еще год назад такого не было.

А что скажите об интересе со стороны менеджеров. Вы являетесь членом Номинационного комитета при Минэкономразвития, участвуете в поиске и отборе людей, претендующих на должности в ключевых госкомпаниях. Как вы считаете, украинские государственные гиганты интересны управленцам? 

Да, люди с опытом и знаниями интересуются украинскими компаниями. Причем ими движет не только вопрос денег, хотя это важный фактор. Возможность управлять и зарабатывать привлекает менеджеров. Считаю, что опыт «Укрпошты» или «Укрзализныци» -  не случайность. В дальнейшем мы наверняка увидим новые лица, готовые принимать неординарные решения и превращать неповоротливые госактивы в эффективно работающие компании, приносящие государству миллиардные доходы.

Сегодня в Украине модно давать госчиновникам ориентиры на будущее, ставить определенный набор задач, выполнение которых будет залогом сохранения должности, продвижения по карьерной лестнице. Какие ориентиры вы дали бы украинским властям на ближайшую перспективу? 

Отбросьте популизм и будьте решительнее в реформах, повышайте стандарты жизни простых людей, но не теряйте при этом связи друг с другом. Нужно работать единой командой - президент, правительство, парламент. Когда есть конструктивная работа, окружающая среда меняется, и многие проблемы и вызовы можно преодолеть.    

Олеся Сафронова (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter