Переход на цифровое вещание состоялся крайне резко / УНИАН

Борьба за «ящик»: зачем 6 миллионов украинцев лишили телевидения

Импульсивные решения – особенно, продиктованные политическими мотивами – приводят к ошибкам, исправлять которые – долго и дорого. Так произошло с одномоментным отключением по всей территории Украины аналогового вещания 1 сентября. УНИАН разбирался, сколько украинцев остались без телевидения, с какими опасностями теперь столкнутся центральные телеканалы, а также когда и как ситуация может улучшиться.

Переход на цифровое вещание состоялся крайне резко / УНИАН

Скоро месяц, как Украина полностью перешла на цифровое телевизионное вещание.  Вещать в аналоговом формате до конца этого года разрешили лишь «UA: Первый» и более 100 местным телекомпаниям, не успевшим получить лицензию на цифровой стандарт.

Однако переход на цифровое вещание состоялся так резко, что это спровоцировало поток жалоб в местные и в центральные органы власти, включая Национальную комиссию по вопросам телевидения и радиовещания, тем самым, демонстрируя, что к цифре в Украине оказались не готовы как население, так и инфраструктура. Ведь за семь лет провайдер-монополист цифрового эфирного телевидения «Зеонбуд» так и не сумел 100% покрыть всю территорию Украины.

«Жалоб очень много», - отмечает в разговоре с корреспондентом УНИАН глава Нацсовета по телевидению и радиовещанию Юрий Артеменко. И добавляет: «Даже если верить «Зеонбуду», покрыто всего 95% территории. А минус 5% - это уже 2 млн украинцев, которые не могут смотреть центральные отечественные каналы».

В свою очередь, член Нацсовета Олег Черныш считает, что количество украинцев, у которых с отключением аналога пропал телевизионный сигнал, гораздо больше – свыше 6 млн человек. «Еще в средине лета для 2,4 млн домохозяйств единственным типом приема было аналоговое вещание. А это уже, минимум, 6 млн человек. И, чтобы перейти на «цифру», им нужно приобрести либо современный телевизор, либо сет-топ-боксы (тюнера для приема цифрового сигнала, – УНИАН). Но в таком количестве их физически [в стране] нет», - подчеркнул Черныш.

Неудивительно, что возросший спрос и дефицит тюнеров тут же сказался на их цене – с 200 грн она «подскочила» до 600 грн и более. И далеко не каждая семья может позволить себе их приобрести. Глава Нацсовета Артеменко считает, что, отчасти, население само виновато – вовремя не позаботились о покупке, несмотря на многократные предупреждения о неизбежности отключения аналогового телевидения. Теперь местные органы должны в своих бюджетах заложить средства на покупку выросших в цене тюнеров для малообеспеченных слоев населения.

Белые пятна «Зеонбуда»

Но на практике оказалось, что и покупка сет-топ-бокса – отнюдь не гарантия подключения к цифровому телевидению. ««Белых пятен» в получении цифрового телевизионного сигнала оказалось гораздо больше, чем прогнозировалось. И это говорит о том, что цифрой покрыто явно не 95% территории Украины, как уверяет «Зеонбуд», а, как минимум, на 10-15% меньше», - отметил член Набсовета Олег Черныш.

Ведь жалобы в Нацсовет поступают не только от отдельных граждан Украины, а от областных администраций. К примеру, об отсутствии цифрового сигнала или его недостаточности в отдельных районах сообщали Винницкая и Запорожская ОГА. Тернопольская ОГА и вовсе заявила о 40% отсутствии на территории области «цифры».

По словам Черныша, еще в начале 2018 года Межведомственная комиссия указала «Зеонбуду» на необходимость достроить 47 дополнительных ретрансляторов для покрытия части «белых пятен» в 19 областях. И хотя провайдер с перечнем «белых пятен» согласился, до сегодня ни один дополнительный ретранслятор установлен не был. Не говоря уже о том, что «Зеонбуд» всячески сопротивляется, чтобы «Украинский государственный центр радиочастот», по просьбе центральных каналов, провел измерение покрытия цифровым сигналом.

Что же позволяет провайдеру-монополисту не выполнять требования регулятора? Все дело в отношении к «Зеонбуду» нынешней власти, мало чем отличающееся от действий «преступного режима» Януковича, во времена которого и был создан этот монстр, получивший практически все частоты под цифровое телевещание Т2. Как заявлял бывший народный депутат Николай Томенко, к созданию компании имели отношение Ринат Ахметов, Александр Янукович и Дмитрий Фирташ. А дружба нынешней политической верхушки по крайней мере с Ахметовым – ни для кого не секрет: каждый украинец в прямом смысле оплачивает эту дружбу через необоснованно завышенные тарифы на тепло, электричество и горячую воду.

«Зеонбуд» остается компанией с непрозрачной структурой собственности / фото УНИАН

И такое положение вещей не без оснований вызывает беспокойство у участников рынка. Ведь ни у кого нет уверенности, что, к примеру, в разгар избирательной кампании, «Зеонбуд», по своему усмотрению (или в силу «технических проблем»), не начнет отключать нелояльные власти центральные каналы от вещания – в отдельных регионах или во всей стране. Также крупные телеканалы опасаются, что, в какой-то момент, монополист может запросто повысить цену трансляции сигнала, а, учитывая отсутствие альтернатив, телеканалам придется платить за доступ к своей аудитории и нести по этому поводу убытки.

Но самое неприятное в том, что до сегодня «Зеонбуд» остается компанией с непрозрачной структурой собственности. В этой связи, совершенно не понятно, куда жаловаться и на кого подавать в суд, если вышеописанные опасения участников рынка получат реальное подтверждение…

«Мы неоднократно рассматривали на Комитете по вопросам свободы слова ситуацию с «Зеонбудом». Звучали предложения, которые я поддерживал, о принудительном выкупе «Зеонбуда» в госсобственность из-за непрозрачной структуры вещателя, возможно даже связанной со стороной-агрессором. Ведь это не может не напрягать любого здравомыслящего украинца. Но вопрос - почему эти предложения не были поддержаны – нужно задавать тем, кто так поступил», - рассказал УНИАН заместитель председателя Комитета Верховной Рады вопросам свободы слова и информационной политики Сергей Высоцкий.

Впрочем, глава Нацсовета по телевидению и радиовещанию Артеменко – против национализации «Зеонбуда». По его словам, это якобы плохой сигнал для инвесторов (хотя реальным инвесторам в тот же медиабизнес вряд ли понравится «хороший сигнал» в виде монополиста, структура собственности которого размыта в офшорах). «Одним из наиболее предпочтительных вариантов считаю частно-государственное партнерство. Это когда, государство войдет в долю «Зеонбуда»», - отмечает руководитель регулятора.

«UA: Первый»: приказано – смотреть

В сложившейся ситуации в наиболее привилегированном положении остался единственный крупный телеканал – «UA: Первый». Учитывая, что власть уже не первый год держит его на бюджетном «голодном пайке», возникли даже подозрения, что таким образом представители политического истеблишмента пытаются оставить за собой последнее слово на грядущих выборах, вливая через него в уши электората (в том числе, в прифронтовых зонах и приграничных с Россией районах, где у него сохранилось, де-факто, монопольное покрытие и телевещание) программы и новости про «нужных» кандидатов.

Населению особо выбора-то не оставили – на ряде территорий страны доступен будет только «UA: Первый». То ли по злому умыслу, то ли по недосмотру, Кабмин в своем постановлении, которым утверждался План использования РЧР под аналог, отрубил аналоговое вещание всем центральным телеканалам, кроме государственного. Из-за чего у «UA: Первый», начиная с 1 сентября, наблюдался рост рейтинга – за счет небольших городов и сел, среди аудитории старше 50 лет. Не трудно предположить, почему так происходит: альтернативы державной «кнопке» у зрителей просто нет. Правда, «праздник» продлился недолго, но об этом – чуть ниже.

Какие цели преследовал Кабмин и его глава, принимая такое неоднозначное постановление, можно только догадываться. Вполне вероятно, что сделано это было в пользу политических амбиций премьера – иметь возможность беспрепятственно доносить до электората нужные месседжи в разгар непросто бюджетного процесса и двух предстоящих избирательных кампаний. Не зря же Гройсман в прошлом году утверждал, что лично поддерживает создание «Суспильного Телевидения» (на базе НТКУ и «UA: Первый»), поэтому обещал профинансировать все нужды телеканала.

Вещание «Первого» в аналоге было отключено / фото EBU

Впрочем, если проследить за бюджетными расходами, премьер тогда сильно лукавил. В текущем году, вместо запланированных 1,5 миллиарда гривен, «UA: Первый» из бюджета выделили лишь 776 млн, загоняя телекомпанию в долги. С другой стороны, на следующий год выборов Кабмин расщедрился – в проекте государственной казны на «UA: Первый» предусмотрены рекордные 1,8 млрд грн. И, если проследить за планируемыми расходами телеканала, то – 1,5 млрд гривен в год необходимы на содержание огромной казенной махины. А вот остальная часть денег – свыше 250 млн – должна пойти на развитие. Злые языки в медиасреде сразу же стали судачить, что такой аттракцион невиданной щедрости – попытка сделать «UA: Первый» более удобным и сговорчивым для власти, но, то ли обещанных денег было мало, то ли менеджмент Национальной телерадиокомпании оказался невосприимчив к бюджетно-финансовым обещаниям правительтсва…

…во вторник, 25 сентября, грянул гром – вещание «Первого» в аналоге было отключено! Зрители, ранее вынужденные смотреть единственный телеканал, теперь вовсе остались без украинского телевидения!

Официально – по вполне банальной причине: и из-за долгов национального вещателя перед провайдером. Как выяснилось, задолженность госканала перед КРРТ – оператором аналогового сигнала – составляет 75,12 миллионов гривен. «Сегодня утром государственный концерн РРТ отключил вещание «UA: Первый» (за долги государству)», - констатировал гендиректор Национальной телекомпании Украины Зураб Аласания.

Впрочем, по мнению политического эксперта Алексея Минакова, это отключение – отнюдь не случайно и связывать его только с наличием у «UA: Первый» долгов не стоит. Ведь на государственном телеканале выходили программы-расследования, которые, мягко говоря, «не нравились коррупционерам, политикам и олигархам». «Выборы скоро, нужно держать медиа-поле под контролем. Чтобы никто из журналистов-расследователей ничего лишнего не рассказал», - считает эксперт.

Можно предположить, что акция «отключение» задумана ее организаторами со все той же целью: сделать руководство телеканала в вопросе составления сетки вещания более лояльным власти. А населению придется пользоваться тем, что предложат, поскольку в аналоге альтернатив государственному каналу в регионах не остается. Если, конечно, в аналог госканал таки вернут.

КРРТ доводят до банкротства?

…Хотя с долгами за трансляцию все тоже не так просто. Дело в том, что, кроме телекомпаний, еще одним пострадавшим от поспешного отключения аналогового телевидения является и, собственно, Концерн радиовещания, радиосвязи и телевидения (КРРТ). До сих пор одним из весомых источников его финансирования были флагманские телеканалы крупнейших медиагрупп, платившие за трансляцию сигнала в аналоговом формате. С его отключением прекратилось и финансирование огромного коллектива государственного предприятия. «По состоянию на 23 августа в Концерне РРТ сложилась критическая финансовая ситуация. Задолженность по заработной плате составляет 5,5 млн грн, по налогам и сборам – 8,9 млн грн и за электроэнергию - 19,2 млн грн», - говорится в направленном в средине августа в адрес Нацкомиссии по телевидению и радиовещанию в письме, подписанном Генеральным директором КРРТ Павлом Семереем.

В нем же Семерей сообщал: отключение аналогового телевидения по всей Украине без погашения задолженности «UA: Первым» может привести к отключению радиотелевизионных передающих центров и прекращению трансляции программ в том числе и цифрового телевидения, а штрафы, пени, санкции и невыплата заработной платы парализуют деятельность Концерна РРТ. И все потому, что принятие решения об отключении аналогового телевидения в Украине является преждевременным.

О том, что, с отключением аналогового телевидения, КРРТ ждет незавидная участь, нынешнее руководство Концерна говорило давно. А потому вынашивало планы по строительству еще одного общенационального вещателя – цифрового мультиплекса емкостью 10 телеканалов. Но госорганы, по словам Семерея, специально блокировали это строительство, чтобы довести предприятие до банкротства, выставить его на приватизацию и создать, таким образом, абсолютную монополию «Зеонбуда».

Глава Нацсовета по телевидению и радиовещанию Юрий Артеменко в разговоре с УНИАН назвал идею создания на базе КРРТ еще одного цифрового провайдера маловероятной. По его словам, государство вряд ли выделит на это средства из бюджета. А выстроить сеть самостоятельно, привлекая кредиты, концерну будет сложно – ведь уже развернувший свою вещательную сеть «Зеонбуд» всегда может предложить более выгодные условия для телекомпаний, тем самым, сорвав их переход к будущему цифровому провайдеру от КРРТ.

И если до сегодняшнего дня слова Артеменко вызывали сомнения – те самые 250 млн гривен, предусмотренные в госбюджете-2019 на развитие «UA: Первый», вполне могли использоваться правительством для выкупа доли «Зеонбуда» за счет налогоплательщиков, или могли пойти на финансирование строительства цифрового мультиплекса Концерном РРТ (так как «UA: Первый» остался его последним крупным клиентом с действующими договорами, по которым можно было перечислять деньги из одного бюджетного кармана в другой) – то сейчас жалобы Семерея на сознательное бездействие власти для доведения КРРТ до банкротства не выглядят лишенными оснований. Ведь, как уже было сказано выше, монополия «Зеонбуда» в преддверии выборов вполне устраивает всех нынешних облеченных властью политических игроков.

Ускорение от Порошенко

То, что с резким переходом на цифру и отключением аналогового телевидения не все чисто, свидетельствует и резкое вмешательство в этот процесс президента Петра Порошенко. Именно он в апреле 2018 года вдруг жестко потребовал на Нацсовета по телевидению и радиовещанию изменить планы и полностью перейти на цифровое вещание уже с 1 июля этого года, хотя для этого не было никакой острой необходимости.

Кабмин утвердил план мероприятий по внедрению цифрового телерадиовещания / фото УНИАН

Дело в том, что Украина уже трижды меняла планы перехода на цифровое телевидение. Да, согласно подписанному соглашению «Женева-2006», должна была перейти еще летом 2015 года. Однако переход срывался по одной и той же причине — низкий уровень покрытия эфирного цифрового сигнала. Из-за этого Кабмин даже утвердил план мероприятий по внедрению цифрового телерадиовещания. И в этом плане датой полного перехода на цифру значился май 2019 года.

В конце концов, после многочисленных совещаний, Кабмин принял окончательное решение – полностью переход на цифровое вещание должен состояться 31 августа этого года. Впрочем, член Нацсовета по телевидению и радиовещанию Олег Черныш считает, что и это было преждевременным. Потому, что срочно отключать аналоговое вещание от Украины никто не требовал. По его словам, «Женева 2006» предусматривает, что каждая страна самостоятельно определяет дату отключения аналога и аналоговые передатчики могут работать, если они не создают помех цифровым радиоэлектронным средствам соседних государств.

Одним из факторов, из-за которых президент потребовал срочного перехода на цифру, стало внедрение мобильной 4G-связи на частотах 790-862 МГц, которые ранее использовались для аналогового вещания. Но аргумент «4G» в дискуссии вокруг телевидения – сознательное вранье. «До сих пор на частотах 790-862 МГц продолжают работать военные и есть лицензия на CDMA до 2026 года», - говорит Черныш.

Кто подумает о людях

Но ключевым остается тот факт, что переход на цифру оказался болезненным не только для телеканалов, опасающихся проблем с вещанием через «Зеонбуд», а и для населения. «Любую реформу надо проводить так, чтобы учитывался, в первую очередь, интерес людей. А получается, что, в связи с таким молниеносным переходом на цифровое вещание, как раз люди и пострадали. Очень много людей в Украине осталось абсолютно без информации. Ведь не везде есть интернет, не везде газеты и т.д. Телевидение у них было единым источником информации. А теперь и его нет», - констатирует еще один член Нацбсовета по телевидению и радиовещанию Ольга Герасимьюк.

И, пожалуй, самое опасное – столь непродуманными действиями власть толкает людей переходить на просмотр телевидения страны-агрессора. «Ведь теперь дешевле купить спутниковую антенну и спокойно смотреть пропагандистский канал Russia Today. Мы сами предложили людям «смотрите, пожалуйста, агрессора»», - говорит Герасимьюк и добавляет: «Это очень серьезная ошибка, она вызвана действительно политическими мотивами».

Это – не говоря уж о том, что в приграничных, с оккупированными территориями Украины, да и в областях возле российской границы – прекрасно ловит аналоговый сигнал российских каналов.

Ни одна страна мира не отключала аналоговое телевидение, когда сеть покрытия цифрой была меньше 90%. «Мы сделали политический шаг, выключили ее при покрытии 60-70%, не больше. Поэтому мы должны видеть последствия, чем это закончится: люди будут смотреть российские телеканалы», - констатировал и глава Концерна РРТ Павел Семерей.

По мнению экспертов, сейчас стоит признать – поспешное отключение аналогового телевидения и переход на цифровое вещание сопровождались грубыми ошибками. Именно поэтому глава парламентского комитета по вопросам свободы слова и информационной политики Виктория Сюмар, на состоявшемся на прошлой неделе заседании Комитета, призвала их исправлять. «Чтобы Украина выполняла свои международные обязательства, нужно переходить на цифровое вещание. Но делать это так, чтобы украинцы оставались с украинским телевидением. Это надо делать грамотно и правильно», - заявила Сюмар.

На заседании комитета она отметила, что все участники процесса лишь показывают друг на друга пальцами и говорят о «нестыковочках». «Но нет того, кто за это несет политическую ответственность», - подчеркнула народный депутат. «В результате, действительно придем к тому, что увеличим количество спутникового телевидения. А если еще и закодируем собственный сигнал в следующем году, то получим зрителей российского телевидения. И кто понесет политическую ответственность за это?», - добавила она.

По мнению Виктории Сюмар, для улучшения ситуации необходимо сделать ряд важных шагов. Во-первых, в бюджете на 2019 год предусмотреть средства на покупку сет-топ-боксов для малообеспеченных слоев населения. «Иначе, какое предложение? Пусть все покупают спутниковые антенны? Ну, тогда давайте честно скажем: «Мы, как государство Украина, советуем всем смотреть российское телевидение», - заявила она.

Во-вторых, приоритетом государства должно стать построение еще одной сети цифрового телевидения на базе Концерна РРТ. «Что дешевле будет государству Украина: построить один государственный мультиплекс, чтобы иметь какую-то альтернативу и разбавить монополию («Зеонбуда», - УНИАН), или дотировать содержание столбов РРТ?», - отметила Сюмар.

По ее словам, в сохранении монополизма не заинтересован и сам «Зеонбуд»: «Если он и дальше будет монополистом, его будут рвать на куски все те, кто захочет иметь контроль за ключевой кнопкой, которая у них есть».

…Так или иначе, а государство должно заняться исправлением ситуации немедленно. В противном случае – придется подсчитывать количество украинцев, которые, будучи лишенными украинского телевидения, будут вынуждены потреблять российскую пропагандистскую кашу. И уверуют в «захвативших Киев фашистов».

Николай Бабич, Людмила Росик

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter