/ фото УНИАН

Разграбление с компенсацией. Как государство дает Ахметову дважды заработать на "Укртелекоме"

Еще в первом квартале может случиться реприватизация «Укртелекома». Однако для страны это будет пиррова победа: из бюджета нынешнему владельцу монополиста фиксированной связи Ринату Ахметову, возможно, придется выплатить огромную компенсацию. При этом, вернется в госсобственность компания разграбленным банкротом: сейчас полным ходом ведется распродажа ценных активов «Укртелекома».

/ фото УНИАН

Отечественный телекоммуникационный гигант «Укртелеком» - без пяти минут государственный. Еще в канун Нового года в этом направлении был сделан очередной шаг – Киевский апелляционный хозяйственный суд оставил без изменений решение суда первой инстанции двухмесячной давности, по которому договор купли-продажи «Укртелекома» между Фондом госимущества и компанией «ЕСУ», перешедшей под контроль самого богатого украинца Рината Ахметова в 2013 году, должен быть расторгнут.

Переход в госсобственность крупнейшей телекоммуникационной компании, по словам исполняющего обязанности главы ФГИ Виталия Трубарова, будет проходить «без шума и пыли» – акции «Укртелекома» государственный «Укрэксимбанк» просто перерегистрирует со «ЕСУ» на государство. Одновременно с «ЕСУ» будет взыскано 81,9 млн долларов пени за «невыполнение инвестиционных обязательств» и 243,2 тысяч грн судебного сбора.

Однако устанавливать операционный контроль над деятельностью «Укртелекома» даже после решения апелляционного суда Фонд госимущества не спешит. «У «Укртелекома» есть 10 дней на обжалование, то есть на подачу кассации. Они уже заявили о том, что планируют подать, а, может, уже подали. Начало процесса возврата (пакета акций, - УНИАН) до решения кассационной инстанции создаст ряд процессуальных трудностей», - ответили УНИАН в пресс-службе ФГИ в еще декабре 2017 года, уточнив, что, скорее всего, точка с реприватизацией «Укртелекома» будет поставлена зимой 2018 года.

Подозрительная суета

Внезапная история с реприватизацией «Укртелекома» возникла неспроста. Ведь до сих пор власть в целом, и предыдущее руководство Фонда госимущества в частности, утверждали обратное: оснований для реприватизации монополиста фиксированной связи нет, контролируемая Ринатом Ахметовым компания «ЕСУ» неуклонно и строго выполняет взятые на себя инвестиционные обязательства.

«Все это суета вокруг идеи реприватизировать "Укртелеком". Хорошо, давайте его реприватизируем! Спрашиваю – кто возьмет на себя ответственность? И все сразу прячут глаза», - не раз повторял в разговоре с журналистами и предыдущий руководитель ФГИ Игорь Белоусов.

Не собирался отнимать «Укртелеком» у Ахметова и президент Порошенко. На одной из встреч с депутатами группы "Еврооптимисты" президент четко дал понять, что не видит экономического смысла в возвращении в госсобственность телекоммуникационного гиганта. "Раньше "Укртелеком" стоил бешеные деньги, а теперь не стоит ничего, потому что технологии ушли вперед", - цитировала Порошенко весной 2015 года «Украинская правда», ссылаясь на собственные источники.

Насколько искренним был президент – неизвестно. Но весьма сомнительно, чтобы руководство Фонда госимущества в 2017 году, впрочем, как и судьи, действовали вопреки воле главы государства. Скорее наоборот – Петр Алексеевич был и есть в курсе происходящего.

Но, все же, почему власть решила начать процесс реприватизации «Укртелекома» именно сейчас? Версий на рынке ходит несколько. К примеру, экс-глава Фонда госимущества Александр Бондарь не верит в серьёзность намерений властей по возращению телекоммуникационного гиганта в госсобственность. По его словам, не исключено, что речь идет о легком давлении на собственника с целью заставить Ахметова пойти на какие-то уступки. «Там очень много вопросов, которые не идут в плоскость приватизационного законодательство. В первую очередь странно, что раньше ничего этого не видели. А тут открыли глаза, и все увидели. Здесь, скорее всего, задействована политика. Ясно, что наступил момент, когда решили воспользоваться этим аргументом, чтобы давить на собственника. Скорее всего идут какие-то торги», - предположил в разговоре с корреспондентом УНИАН Александр Бондарь.

/ фото УНИАН

Еще одна распространенная среди экспертов версия – власть решилась на реприватизацию «Укртелекома» потому, что стране нашелся еще кто-то, близкий к нынешней власти, готовый заплатить за эту компанию не менее, чем 11 миллиардов грн. (цифра 11 миллиардов – потому, что государству, возможно, придется выплатить нынешнему собственнику, Ахметову, соответствующую компенсацию). На телеком-рынке последние несколько месяцев циркулируют слухи, что глаз на «Укртелеком» якобы положил экс-глава Администрации президента Борис Ложкин. Однако сам Ложкин эти слухи упорно игнорирует.

Но, наиболее вероятной представляется версия о том, что процесс возвращения «Укртелекома» в государственную гавань проходит с согласия самого Рината Ахметова. Во-первых, вполне возможно, что, таким образом, самый богатый украинец, уже «отбивший» свои затраты на покупку компании распродажей ее активов (недвижимости, земли и оборудования), надеется еще и заработать, получив достаточно солидную компенсацию от государства. Во-вторых, как выяснилось буквально на днях, у Ахметова ведется судебная тяжба на Кипре – предыдущий владелец «Укртелекома», продававший его структурам Ахметова, обвиняет последнего в том, что за телекоммуникационного монополиста донецкий олигарх вообще не расплатился, в следствие чего донецкому олигарху предъявлен солидный чек на сотни миллионов долларов.

Эту версию – о заинтересованности самого Ахметова в реприватизации – косвенно подтверждает и крайне сдержанная реакция бизнес-структур миллиардера на проигранные в украинских судах сражения: управляющая его активами корпорация СКМ до сих пор не удосужилась дать хоть какой-то комментарий по этому поводу, а сама компания «ЕСУ», владеющая акциями «Укртелекома» и принадлежащая СКМ, вместе с пресс-службой «Укртелекома», ограничились скромными заявлениями, смысл которых сводится к одному: претензии ФГИ – незаконны.

Невероятные претензии

Для того, чтобы осмыслить логику вероятного желания Ахметова избавится от «Укртелекома», следует более подробно остановится на последних претензиях Фонда госимущества к нынешнему собственнику компании.

Итак, по результатам проверки в феврале 2017 года, специалисты ФГИ вдруг выяснили: компания-покупатель «ЕСУ» не выполнила инвестиционный план, предусматривавший внесение в «Укртелеком» в течение пяти лет инвестиций в размере 450 миллионов долларов. Именно это обстоятельство формально подвигло руководство Фонда идти в суд и требовать реприватизации монополиста фиксированной связи. Аргументы Фонда были, как известно, настолько убедительны, что суд первой инстанции, а затем и апелляционной, встал на сторону государства.

Однако интересно, что информация об условии про $450 млн инвестиций впервые прозвучала именно в 2017 году. До этого ее никто не называл. Более того, в 2014-2016 годах комиссия Фонда госимущества неоднократно проверяла «Укртелеком» и подтверждала выполнение приватизационных обязательств собственником. В ФГИ не изменили своего мнения на этот счет даже после того, как депутаты-члены Специальной контрольной комиссии по вопросам приватизации провели расследование и выяснили, что разгосударствление «Укртелекома» прошло с многочисленными нарушениями.

В частности, согласно выводам парламентской комиссии, условия приватизации были изначально выписаны под одну, наспех созданную компанию – упомянутую «ЕСУ», которая якобы являлась дочкой австрийского концерна EPIC. С помощью законодательных ограничений власть тогда отрезала от участия в конкурсе огромное количество солидных претендентов, в том числе – компании с мировым именем. В случае конкурентной и честной борьбы, по мнению депутатов из следственной комиссии, стратегический актив можно было продать минимум за 18 млрд гривен (по куру 8 грн/доллар), а то и больше. Но, в итоге, «Укртелеком» был скромно оценен всего 10,6 миллиардов гривен (хотя только оценочная стоимость земли и недвижимых активов на балансе «Укртелекома» превышала 15 миллиардов) и практически за эту же сумму ушел с молотка единственному покупателю – ООО «ЕСУ».

/ фото УНИАН

Кстати, уже на основании только этого отчета Специальной контрольной комиссии ВР можно было начинать процесс возврата «Укртелекома» - как в 2005 году сделали с меткомбинатом «Криворожсталь» (кстати, фигурантом истории с «Криворожсталью», напомним, был все тот же Ахметов).

Но, для реприватизации были и более простые и не менее серьезные поводы. К примеру, как уже стало известно после Революции Достоинства, так называемые австрийские инвесторы из «ЕСУ» всю сумму за приобретенный актив… не уплатили. Из 10,6 млрд гривен они перечислили в бюджет только 5 млрд гривен собственных средств, а оставшуюся часть позаимствовали в трех финансовых учреждениях – миллиард в нынче ликвидированном «Дельта-банке», по 2 млрд – у государственных «Ощадбанка» и «Укрэксимбанка». Все кредиты был оформлены под «укртелекомовские» облигации. То есть, некий частный «инвестор», чтоб купить государственное предприятие, взял кредиты у государственных банков этой же страны под залог облигаций компании, за которую он еще не расплатился!

«Они заплатили почти 5 миллиардов за счет денег из государственных банков. Взяли кредиты под облигации. Интересно, по какой такой причине покупатели «Укртелекома» не заложили взамен реальное имущество, имущественные права, как того требует законодательство, а заложили воздух?» - недоумевает первый заместитель Комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации Игорь Лапин (именно он возглавлял рабочую группу по «Укртелекому» в приватизационной Спецкомиссии ВР), уточнив, что прокуратуре уже давно пора бы заинтересоваться, на каком основании государственные банки выдали миллиардные кредиты, погашать которые «Укртелеком» до сих пор… отказывается! При чем, борьбу за привилегию не возвращать долги компания ведет с государством Украина в украинских судах, и весьма успешно: Хозяйственный суд Киева 12 декабря 2017 года по иску «Укртелекома» уже разрешил ему не погашать часть долга «Ощадбанку» на сумму свыше 1 млрд грн. Скорее всего, коммуникационный гигант в ближайшее время добьётся аналогичного решения и по долгам «Укрэксимбанку».

Кроме того, депутаты констатировали: собственник не выполнил еще два очень важных инвестиционных обязательства. Во-первых, не создал и не передал бесплатно в собственность государства так называемую линию спецсвязи на базе «Укртелекома», на создание которой правительство Азарова еще осенью 2013 года выделило из бюджета 220 миллионов гривен. Кстати, по этому факту Генпрокуратура сразу после Революции Достоинства возбудила уголовное дело. Позже появились и подозреваемые – экс-президент Янукович, экс-премьер Азаров и экс-министр финансов Колобов, которые, по мнению следствия, вступили в преступный сговор, и профинансировали из госбюджета создание линии спецсвязи (изначально, по условиям договора о приватизации, новый собственник «Укртелекома» должен был создавать эту самую «спецсвязь» за свой счет, и передать ее в управление государству). Но тут сразу нужно отметить, что Генпрокуратура сначала в 2016 проиграла суд в Испании, пытаясь экстрадировать оттуда Колобова, а весной 2017 года потерпела поражение уже в пресловутом Печерском суде столицы, который признал безосновательными обвинения в адрес экс-министра финансов.

Во-вторых, после приватизации на улице оказались почти половина сотрудников «Укртелекома» - из 74 тысяч к концу 2014 года в компании остались работать всего 37 тысяч человек.

В итоге, Специальная контрольная комиссия по вопросам приватизации после приведенного расследования еще в сентябре 2015 года приняла решение, которым призвала Кабмин инициировать процедуру банкротства «Укртелекома», что позволит ввести внешнее руководство в компанию и вернуть ее в госсобственность.

Кроме того, депутаты потребовали от Генпрокуратуры и СБУ провести расследование всех обстоятельств приватизации «Укртелекома», проверить соблюдение собственником инвестобязательств, а также исследовать законность выдачи государственными банками миллиардных кредитов под бумажки-облигации.

Но правительство… рекомендации Комиссии Рады по «Укртелекому» пропустило мимо ушей. Всех тогда пугала необходимость возврата средств Ахметову в случае реприватизации. "Мы наверняка получим судебный процесс на крупную сумму, которую не сможем выплатить. Кому мы продадим его [«Укртелеком»] потом за 11 миллиардов гривен? Нужен компромисс", - не раз повторял в 2016 году в интервью СМИ глава Фонда госимущества Игорь Белоусов.

Правда, прокуратура и СБУ все же кое-как отреагировали на депутатские обращения, открыв в конце 2015 года к уже имеющимся уголовным производствам ряд дополнительных. Однако расследование у силовиков идет ни шатко, ни валко. Видимых успехов нет. К примеру, в апреле 2017 году Генпрокурора в рамках продолжающегося уже более трех лет расследования о незаконном выделении тех самых 220 миллионов гривен из бюджета на спецсвязь и приватизации «Укртелекома» по заниженной цене добилась в суде ареста акций компании и ее дочерних предприятий, о чем радостно сообщил на своей страничке в Фейсбук генпрокурор Юрий Луценко. Однако же генеральный прокурор умолчал, что, буквально через два месяца, апелляционный суд тихонечко отменил этот арест акций…

Возможно, отсутствие успехов в расследовании уголовных дел по «Укртелекому» связано с тем, что до сих не допрошены два ключевых исполнителя приватизации телекоммуникационного гиганта – экс-глава «Укртелекома» Георгий Дзекон и его друг Илья Солодовников, который как раз и возглавлял таинственную компанию «ЕСУ» в 2011-2013 годах.

Кстати, оба фигурировали все в том же уголовном деле о растрате 220 млн. гривен бюджетных средств и были объявлены в международный розыск еще в конце 2014 года. Однако уже в 2016-м их почему-то сняли с розыска. А «друзья», тем временем, продолжают спокойно жить и вести бизнес в США. Их показания могли бы вскрыть эту таинственную мегааферу с «Укртелекомом» и подтвердить или опровергнуть версию о том, что за фактической кражей компании у государства изначально стояли экс-президент Янукович, его старший сын Александр, а также экс-глава Администрации президента Сергей Левочкин и бизнесмен Дмитрий Фирташ (именно его, по мнению экспертов, бизнес-структуры сейчас-то и судятся с Ахметовым за «недоплату» на Кипре). Кроме того, именно Дзекон и Солодовников могут сообщить не менее таинственные обстоятельства перехода «Укртелекома» в собственность Ахметова в октябре 2013 года. Но, увы, украинская правоохранительная система пока решила оставить их в покое…

Дмитрий Фирташ / REUTERS

Тут также следует сделать небольшое отступление о роли скрывающегося от американского правосудия в Австрии Дмитрия Фирташа во всей этой эпопее.

На прошлой неделе ведущая деловая газета мира Financial Times сообщила, что Окружной суд Никосии (Кипр) принял решение "заморозить" активы Рината Ахметова и девяти его компаний на сумму $820,5 миллиона. Заявитель – компания Raga Establishment Ltd, которая, по данным кипрского реестра, имела прежнее название Epic Telecom Invest Ltd. (эта компания связана с недвижимостью партнера Фирташа, Сергея Левочкина, на лазурном берегу Франции) – утверждает, что акции "ЕСУ" (которой, в свою очередь, принадлежат акции «Укртелекома») были проданы структурам Ахметова за $860 млн в 2013 году, однако, донецкий бизнесмен заплатил всего около $100 млн из этой суммы. Согласно материалам этой судебной тяжбы, Ахметов, покупая акции «ЕСУ», был уверен, что приобретает их именно у Фирташа (хотя юристы Raga Establishment Ltd заявляют о том, что Дмитрий Фирташ всего лишь был кредитором предыдущих владельцев «ЕСУ»).

Сколько потянет компенсация Ахметову?

Так заплатил ли Ахметов за контроль над «Укртелекомом» в 2013 году и сколько? – этот вопрос крайне важен в контексте версии о причинах внезапного желания государства реприватизировать телекоммуникационную корпорацию: у Ахметова, возможно, не хватает денег (или он просто не желает платить свои кровные) рассчитаться с первым покупателем, и посему он рассчитывает на получение компенсации за реприватизацию, чтоб, получив ее, расплатиться деньгами украинских налогоплательщиков с Raga Establishment Ltd (возможно, именно с Фирташем). И в этом контексте главное – сколько же заплатит (и заплатит ли) Украина Ахметову за возврат «Укртелекома»? И, не менее интересно – почему ранее власть из-за рисков такой компенсации боялась даже думать о возвращении в госсобственность монополиста фиксированной связи, а в 2017 так осмелела?

«Поскольку приватизация происходила по отдельно принятому закону, государство не будет возвращать деньги за "Укртелеком"», - уверенно заявляет главный зачинщик реприватизации, исполняющий обязанности главы Фонда госимущества Виталий Трубаров.

Но вот первый заместитель главы Специальной контрольной комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации Игорь Лапин уверяет, что все далеко не так однозначно. Дело в том, что на момент приватизации «Укртелекома» действовала норма закона, предусматривающая возврат денег в случае реприватизации. «Однако все зависит от решения суда. Если ФГИ и прокуратура докажут, что приватизация «Укртелекома» состоялась незаконно и без конкуренции, тогда оснований для возврата денег действительно не будет», - заявил Лапин УНИАНу. – «Это позволяет сделать 228 статья Гражданского кодекса, которая гласит, что сделка признается ничтожной, если она нарушает публичный порядок и совершенна с целью, противоречащей интересам государства и общества».

Но ведь если сделка признается «ничтожной» – деньги, полученные государством от покупателя, никуда ведь из уравнения не деваются!

Многие инвестиционные эксперты считают, что выплаты компенсации при реализации сценария с реприватизацией все же не избежать. А специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса и вовсе прогнозирует угрожающие для бюджета страны последствия. «Беда в том, что возвращать деньги, может быть, придется по текущему курсу, а продавали когда-то «Укртелеком» за $1,3 млрд. Не говоря уже об инфляции, которую суд может включить в компенсацию («сумма инфляционных убытков»). По нынешнему курсу это гораздо больше, чем все планируемые доходы от приватизации на следующий год. И реальная прибыль «Укртелекома» за целое десятилетие! И пеня (81,9 миллиона долларов, которые должен будет выплатить Ахметов, если проиграет текущие суды против Украины, - УНИАН) в данном случае выглядит банальными чаевыми. Думается, люди в МВФ будут в шоке», - написал Фурса в своем блоге еще в октябре, сразу после решения суда первой инстанции.

Иллюстрация REUTERS

Так это на самом деле или нет – никто толком знает, хотя бы потому, что неизвестно, в какой валюте указана сумма сделки в первоначальном договоре купли-продажи объекта – в долларах, гривне или обеих. Это – во-первых. А, во-вторых, Ахметов купил «Укртелеком» не у государства, а с рук – и, хоть и не мог не знать, что приватизация стратегического актива проходила по весьма сомнительным правилам, сам-то он в финансовые отношения со страной Украина в контексте купли-продажи компании не вступал. Стало быть, юридические основания требовать компенсацию за отчуждение имущества у него есть – не в украинских, так в международных судах.

Но если по поводу компенсации Ахметову можно спорить, то касательно взятых первым покупателем «Укртелекома», компанией «ЕСУ», у «Ощадбанка» и «Укрэксимбанка» кредитов – все ясно, как Божий день. Они однозначно в результате реприватизации лягут на плечи налогоплательщиков, так как находящиеся в залоге у госбанков облигации перейдут в собственность Украины вместе с «Укртелекомом». А это, напомним, около 5 миллиардов гривен. И, вполне возможно, со временем проявится у компании задолженность по кредитам и перед другими финансовыми учреждениями…

Налетай, не скупись, покупай…

Однако же самая большая неприятность в истории с реприватизацией монополиста фиксированной связи – государство, забрав на себя чужие долги и, возможно, выплатив из бюджета огромную компенсацию Ахметову (который, возможно, еще и поделится ею с Фирташем), взамен получит фактически полностью разграбленную компанию. Ведь еще осенью 2015 года в ходе проведения расследования парламентская Спецкомиссия по приватизации обнаружила: собственник «Укртелекома» активно выводит активы с целью быстрого получения прибыли без учета долгосрочных перспектив развития предприятия.

«Активно отчуждались ликвидные объекты недвижимого имущества подконтрольным коммерческим структурам по заниженным ценам с последующим изменением их целевого назначения», - сказано в материалах Спецкомиссии.

На момент приватизации на балансе «Укртелекома» находилось 11 972 зданий, 6118 сооружений, 1079 складских помещений, а земли было свыше тысячи гектаров! Сколько теперь из этого добра осталось – точно неизвестно.

Характерно, что с начавшейся историей о реприватизации в 2017 году, процесс вывода активов не только не притих, но еще больше ускорился. «Укртелеком» даже не скрывает, что начал по всей стране большую распродажу. Для этого создали специальный раздел на сайте компании, четко указав его название – «продажа имущества». И в этом разделе сказано, что «Укртелеком» на продажу или для долгосрочной аренды выставил почти 1179 объектов.

Чего только в этом списке нет! И офисные здания практически в каждом областном центре и крупном городе (а офисы «Укртелекома», заметьте, зачастую находятся в центре любого населенного пункта), и складские, производственные и жилые помещения, и даже базы отдыха – «Черкасщанка» в Затоке Одесской области и «Связист» в Коблево Николаевской области, детский оздоровительный лагерь «Юный связист» в Одессе…

Не менее ценные и ликвидные активы «Укртелеком» предлагает желающим и в Киеве. Всего – 40 объектов, среди которых – офисные здания практически в каждом районе столицы, особенно много – в центре. К примеру, «Укртелеком» готов продать большое и красивое историческое здание, расположенное в самом центре Киева по улице Владимирской, 10. Первый его этаж уже арендуют адвокаты и риелторы. Но при появлении солидного покупателя это здание «Укртелеком» обещает освободить в считанные дни.

В этом историческом здании располагался Киевский центральный телеграф в 1903 году и Земельный банк / фото УНИАН

Очевидно, что интерес девелоперов вызовет и объект на улице Софиевской 11/15. Его, кстати, едва уже не купили. Но сделка сорвалась из-за земли, на которой находится здание: чтобы сменить целевое назначение участка и построить там высотку или офисный центр, нужно получать разрешение Киеврады.

Даже внешний вид говорит, что здание

Аналогичная ситуация с прекрасным пятиэтажным домом, находящимся по улице Стрелецкой, 4/6 – также в центре столицы. В этом здании в свое время сидел наблюдательный совет «Укртелекома». Теперь же здесь, если и присутствует «Укртелеком», то – явно в незначительном «остатке». Верхние этажи уже в долгосрочной аренде, на остальную часть дома – ведется активный поиск арендаторов. Скорее всего, при появлении денежного покупателя - «Укртелеком» его тут же отдаст. «Хотя я бы такое здание не купил – канализация вся прогнившая», - признался корреспонденту УНИАН дежуривший на объекте охранник, уточнив, что некие неизвестные уже предпринимали попытки силой захватить здание.

В этом здании ранее сидел высший орган

А ведь еще есть не менее интересные предложения! К примеру, расположенное на Печерске здание (улица Московская, 23) или офис на Антоновича, 40 (бывшая Горького).

Весьма ценными (из-за земли) являются и три столичных базы отдыха – «Десенка», «Десна-1» и «Десна-2», находящиеся рядом на одной улице на Троещине. Говорят, что застройщики уже заинтересовались этими участками.

Впрочем, не только здания и земля выставлены «Укртелекомом» на продажу. Уже давно на утилизацию идет богатое цветными и драгоценными металлами оборудование советского производства, ранее используемое компанией. К примеру, в Спецкомиссии по приватизации Верховной Рады сообщили УНИАН, что еще в начале в 2015 года был установлен факт произведенных компанией утилизации и распродажи трех аналоговых телефонных станций (АТС) и медного кабеля стоимостью 237 миллионов гривен – что составило почти половину чистой прибыли «Укртелекома» в 2015 году.

Из этой суммы львиная доля приходится на продажу медного кабеля. Но забавно выглядит реализация, да еще с аукциона, АТС. Спрашивается – кому нужны три старые станции? Оказывается, нужны многим желающим – опять-таки, из-за металлов, которыми начинено их оборудование. По документам, эти три станции советского образца были проданы за пять миллионов гривен. Если посчитать рыночную стоимость напичканных в них цветных металлов – а в одной станции может быть до 6,4 кг палладия, 48,4 кг серебра, 191 грамм золота, 3 тонны меди, 84 кг алюминия – то чистая стоимость лома из станции составит не менее 4 млн грн. Что

Эксперты даже подсчитали, что на утилизации старых АТС, нынешний собственник «Укртелекома» может выручить минимум 3 миллиарда гривен! А ведь на подходе – утилизации не менее ценного телеграфного оборудования, и сколько всего на распиле (в прямом смысле) украинского телеграфа заработает Ахметов – никто точно никогда не установит.

Но, если массовую продажу объектов недвижимости можно объяснить оптимизацией активов, а утилизацию старого оборудования – необходимостью поиска денег на закупку нового, то настойчивая попытка продать дочернюю компанию «ТриМоб» с лицензией на мобильную связь российской компании «МТС» вообще алогична с точки зрения бизнеса. Дело в том, что «Укртелеком» стремительно теряет абонентов фиксированной связи – сейчас их около 5 млн, хотя еще в начале 2013 года было более 9 миллионов. В области предоставления доступа к сети интернет доходы «Укртелекома» тоже не растут, потому дочернее предприятие с уже готовой дорогостоящей лицензией на мобильную связь выглядела перспективным активом, могущим обеспечить будущее компании. Но, представьте себе – «Укртелеком» еще в начале 2016 года подал заявку в Антимонопольный комитет о продаже «ТриМоба» мобильному оператору с российскими корнями «МТС-Украина» за 120 миллионов долларов. Эту сделку по продаже самого ценного актива заблокировал Фонд госимущества вместе Генпрокуратурой. Но – надолго ли?

Наконец, помимо богатого ценными металлами оборудования, сейчас «Укртелеком» также активно распродает свои многометровые стальные мачты и вышки по всей стране (на которых могли бы разместиться антенны сотовой связи и которые, собственно, для этих же целей «Укртелеком» ранее сдавал мобильным операторам в аренду, неплохо на этом зарабатывая).

Вывод напрашивается сам собой – у нынешнего собственника явно отсутствуют планы и желание развивать «Укртелеком». В том числе – инвестировать те же 450 млн долларов, чего и требует Фонд госимущества. Поэтому уже несколько лет менеджеры Ахметова старательно вычищают, распиливают и распродают компанию, превращая ее в пустышку. Таким образом, идея вернуть полностью выдоенный «Укртелеком» государству, добившись за это еще и приличной компенсации – это всего лишь способ заработать на стране Украина и ее налогоплательщиках дважды.

Другое дело – почему государство, если решилось пойти на изъятие «Укртелекома» у Ахметова, не устанавливает операционный контроль за хозяйственной деятельностью компании, пока суды не вынесут окончательное решение, и не препятствует грандиозному распилу? Неужели СБУ и ГПУ, занимающиеся делами некогда государственного телефонного монополиста, не видят, к чему все идет? Неужели бездействие правоохранителей в данном вопросе не заметно для тех, кому эти правоохранители подотчетны?

…Все мы прекрасно знаем, о ком идет речь.

Николай Бабич

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter